Телесно-двигательные асимметрии в психотерапии психосоматических расстройств



«Соматическая карта» эмоционально-психологических проблем личности
описание психотерапевтического случая)

(фрагмент главы «Психология и философия тела» из монографии В.Можайского «Экологическая психотерапия психосоматических и соматопсихологических расстройств личности)

Несём мы на себе печать душевного движенья,
В  глазах,  походке,  жестах,  отражая
Всю боль и радость нам, доставшиеся, в жизни...

Идея телесно-двигательных асимметрий, как диагностического материала для ра­боты с психосоматическими расстройствами, родилась в процессе моего профессионального сотрудничества с нейропсихологами и неврологами, исследовавшими функциональную и органическую асимметрию полушарий головного мозга ребенка в его онтогенезе (Б. А. Архипов, А. В. Семенович, 1996). В современной науке по­нятие «асимметрия» корнями уходит в физику, а также иссле­дования В. И. Вернадского и выводы, сделанные им после встреч с учёными-физиками Марией Кюри и её мужем Пьером Кюри, зани­мавшимися разработкой проблемы симметрии и «дисимметрии». В своем труде «Принцип симметрии в науке и философии» Вер­надский утверждает, что идеи Л. Пастера и П. Кюри требуют не только научного и философского развития. В процессе изучения этого физического явления ученый приходит к выводам об универ­сальности принципа симметрии, распространяя его на явления микромира, а также макромира — пространство Космоса[1].
Тело пациента в данном случае также можно рассматривать с этой позиции, в качестве своего рода матрицы, где запечатлены фи­зические особенности человека, выраженные в симметричном или асимметричном их расположении относительно определенных то­чек и осей. Под таковыми особенностями, в частности, рассмат­ривается гипер- либо гипо-тонус мышц в различных участках тела. Подобного рода особенности часто не осознаются пациентом или воспринимаются им как нечто само собой разумеющееся, привыч­ное, пусть даже и доставляющее физический дискомфорт. В телес­но-ориентированном психотерапевтическом подходе подобного ро­да проблемный (заблокированный) участок тела рассматривается в качестве физического симптома, заметного при внешнем осмотре соматического выражения неразрешённой эмоционально-психоло­гической проблемы клиента.
Наблюдаемый телесный симптом может быть определён, в том числе, как соматическая асимметрия тех или иных участков тела относительно различных осей тела. Рассматриваются два ос­новных типа осей, которые параллельны и перпендикулярны линии позвоночника. Перпендикулярные оси подразделяются, в свою оче­редь на два типа — «боковые» и «фронтальные». Боковые оси (их три) проходят от одной боковой части тела к другой на трёх уров­нях — шея, грудь, поясница. Фронтальные (их тоже три) — от пе­редней части тела к задней на этих же трёх уровнях. Асимметрия в области ног рассматривается отдельно. Сверхзадача психотерапев­тического процесса заключается в гармонизации эмоционально-психологического, физического состояния пациента и балансиров­ке, таким образом, геометрии его тела.
Некоторые пациенты, узнавая об этих асимметриях, поначалу удивляются, т.к. их жалобы, если они касаются физического само­чувствия, могут относиться к совершенно другим участкам тела. Например, жалоба пациента может быть связана с неприятными ощущениями в области поясницы, при этом в его теле ярко выра­жена плечевая асимметрия — одно плечо значительно выше дру­гого, если смотреть на тело пациента спереди — во фронтальной проекции. Спина сгорблена, грудная клетка закрыта для полно­ценного вдоха, если смотреть сбоку — в боковой проекции. При этом если пациент начинает обращать более пристальное внимание на эти участки тела, то начинает чувствовать дискомфортные ощу­щения в соответствующих и соседних участках тела. Диагнос­тическая работа, таким образом, может направляться как на акту­альное болевое ощущение, так и на другие области тела, находя­щиеся в асимметричном состоянии, если пациент выражает жела­ние и готовность исследовать свое тело.
 И в том, и в другом случае важно представлять полную кар­тину телесных блоков и асимметрий, которые, как правило, между собой взаимосвязаны и влияют друг на друга. Эти взаимовлияния носят одновременно негативный и позитивный характер, так как в одном случае они усиливают общее болезненное состояние, ведут к энергетическому истощению. В другом случае, будучи физиоло­гически связанными между собой, исчезают даже тогда, когда те­рапия проводится с другими заблокированными частями тела паци­ента по принципу положительной «цепной реакции», особенно, ес­ли в процессе исследования и терапии найден и устранен перво­причинный блок. Такое может происходить, например, при снятии мышечного зажима в шейно-воротниковой зоне, в области нижней челюсти, мышц таза, голеностопного сустава, ступней, после чего пациент может чувствовать общее расслабление и приятные ощу­щения в самых разных участках тела.
Описываемые ниже фрагменты протокола терапевтической работы и комментарии к ним иллюстрируют тактику и стратегию диагностики и психотерапевтической работы, начинающейся с ис­следования тела пациента.
Пациент — мужчина 30 лет, имеющий представление о те­лесно-ориентированной психотерапии. Первичный запрос: «Я хо­тел бы лучше понимать и чувствовать себя, свое тело, ...как мои физические проблемы связаны эмоциональными, психологическими проблемами».
 Данный запрос на первом этапе можно отнести к области самоисследовательских, обусловленных изначально не конкретной выраженной проблемой, болезнью, дискомфортом, но стремлением лучше понимать себя. И хотя из практики очевидно, что за подоб­ным запросом могут стоять определённые, неосознаваемые пациен­том мотивы обращения к психотерапевту, форсированное «вскры­тие» терапевтом этих мотивов может спровоцировать у пациента, своего рода «кессонную болезнь», сильное сопротивление терапии, вплоть до отказа от нее.
Терапевт (Т): Попытайтесь немного подвигаться, походить привычной походкой, которой обычно ходите (пациент начинает двигаться по комнате и останавливаться)
Т.: Я буду вас «зеркалить», подражая вашим же движениям, немного усиливая — утрируя их. Если у вас, глядя на меня, возник­нут какие-либо ассоциации, образы, мысли, вы можете поделиться (мужчина продолжает двигаться и останавливаться, посматривая на терапевта и в реальное зеркало, находящееся в кабинете).
Пациент (П) (улыбаясь): Да, это похоже на меня, моя поход­ка, моя поза!
Т.: Хорошо, продолжайте двигаться, стараясь усилить своей позой, движением то, что вы видите. Я буду продолжать вас «зеркалить» (пациент активно и увлечённо выполняет инструкцию, утрируя позу, движение).
Т.: Похоже, вас заинтересовал процесс. Как вы относитесь к тому, что видите? Попытайтесь дать любые характеристики тому, что чувствуете в таком движении, какой образ у вас рождается при взгляде на себя со стороны.
П.: Я чувствую зажатость в теле, особенно в области шеи, а при взгляде на эти позы у меня возникает образ робкого и нере­шительного человека, это моё, я знаю об этом, это у меня давно.
Т.: Как вам это?
П.: Я отношусь к этому нормально. Я уже приспособился, и эти проблемы не очень мешают мне в жизни и не очень волнуют (В данном случае, пациент обозначил свои «границы». Кроме того, работать с этими проблемами «робости и нерешительности», в данный момент не было объективной необходимости, т.к. они бы­ли достаточно осознаваемы пациентом и не доставляли ему выра­женного дискомфорта. На этом этапе попытка входа в процес­суальную работу осуществлялась через телесные позы, произволь­ные и полупроизвольные движения, с использованием психотех­нических приемов «зеркало» и «утрирование поз и движений».
Т.: Мы можем продолжить исследовательскую работу (после объяснения существа этой работы пациент выразил согласие к продолжению исследования).
Т.: В какой позе вам наиболее комфортно сейчас находиться, стоя, лёжа, сидя, в движении? (пациент некоторое время размышляет и пытается прислушаться к своим ощущениям в теле, выбирает положение «стоя», на первом этапе такого исследования, затем, «лёжа» — на втором).
В процессе визуального осмотра тела пациента стали очевид­ными следующие асимметрии, относительно вертикальной цент­ральной оси позвоночника, в фронтальной, задней проекции тела, а также относительно горизонтальных осей на трёх уровнях в боко­вой проекции.
Положение «стоя» — фронтальная проекция, по трем осям, сверху вниз:
— шея смещена влево;
— левое плечо ниже правого;
— туловище от поясницы больше наклонено вправо;
Боковая проекция, также по трем осям:
— голова вместе с шеей заметно выдаётся вперёд и вжата в плечи;
— плечи сутулые, закрывающие и как бы сдавливающие грудную клетку;
— таз поджат вперёди.
Сбоку туловище напоминает дугу с вогнутой в области гру­ди, даже вдавленной средней частью тела, при этом грудная клетка при вдохе и выдохе практически не двигается.
Положение «лёжа на спине» — фронтальная проекция:
— в верхней части тела проявились те же асимметрии, что и в положении стоя;
— кисть левой руки более сжата, чем правая;
— изогнутость тела вправо в области поясничного отдела ту­ловища, как будто пациент выполняет лёжа наклон туловища вправо;
— правая нога видится короче левой;
— ступни ног находятся под разными углами к плоскости пола;
— дыхание еле заметное, а дыхательное движение в области грудной клетки отсутствует вообще.
У пациента была возможность при помощи зеркал самосто­ятельно убедиться в наличии этих асимметрий, многие из которых были им не осознаваемы, в связи с чем возникло удивление, став­шее мотивирующим эмоциональным фоном для дальнейшей рабо­ты. Наибольший интерес пациент проявил к асимметрии в плече­вом поясе. При этом мышцы, особенно левого плеча, даже при по­верхностном взгляде и прикосновении диагностировались, как пе­ренапряжённые и находились в состоянии ярко выраженного ги­пер-тонуса. Плечо как бы давило, «репрессировало» левую часть грудной клетки — область сердца
Т.: Найдите комфортное, удобное положение тела, в котором вы чувствуете себя наиболее спокойно (пациент выбирает удобное положение, устраиваясь сидя на стуле).
Т.: Я буду очень осторожно прикасаться к области левого плеча, если у вас возникнут какие-либо ощущения, скажите мне об этом (в данном случае используется принцип гомеопатии «подоб­ное подобным» — давление на сдавленную часть тела).
П. (после лёгкого прикосновения и надавливания на плечо сверху вниз): У меня появился дискомфорт и неприятные ощуще­ния в области сердца.
Т. (прекратив давление): Усилился дискомфорт в области сердца, и я вижу, что меняется и дыхание.
П.: Оно как бы замирает, это привычно и неприятно…
Т.: Чего бы хотелось сейчас?
П.: Изменить позу (пациент делает несколько движений пле­чами, освобождающих и открывающих грудную клетку, начиная более глубоко дышать).
Т.: Похоже, что-то изменилось.
П.: Да, дискомфорт значительно уменьшился.
Т.: Насколько вам знаком дискомфорт в области сердца?
П.: У меня это было в подростковом возрасте, родители во­дили к врачам, поставили мне диагноз «кардионевроз».
Т.: Похоже, этот дискомфорт проявляется и в настоящее время…
П.: Иногда, в основном когда происходят конфликты с же­ной, а раньше боль возникала при конфликтах с матерью.
Т.: Конфликтные ситуации в прошлом с матерью, а сейчас с женой вызывают у вас это неприятное состояние…
П.: Да, особенно конфликты с женой, мне очень плохо, когда мы конфликтуем, особенно, когда я слышу требования и обвинения в свой адрес… Каждый раз я чувствую свою вину, раздражение, злость на себя и на неё…
Т.: Для вас это неприятная ситуация, много разных чувств, когда она от вас что-то требует или обвиняет…
П.: Да, я как бы замираю, ничего не отвечаю, ничего не го­ворю (можно вспомнить, как замирало дыхание пациента, когда он ощутил сердечный дискомфорт). Я чувствую боль в сердце, по­хожую на ту, которая возникла сейчас.
Т.: Похожие ощущения…
П.: Я и сейчас начинаю чувствовать это раздражение и опять дискомфорт в области сердца, вспомнил последний конфликт с женой…
Т.: Похожее состояние и похожие ощущения, когда вы вспомнили последний конфликт… Вы как-то понимаете, что это состояние сейчас «с вами»…
П.: Да, я опять сдерживаю себя, стараюсь не проявлять внеш­не чувств, оно как бы внутри меня...
Т.: И опять дискомфорт…
П.: Привычное состояние, и мне нехорошо…
Т.: Для вас привычно быть в подобном состоянии, пере­живать неприятные чувства и сдерживать их, никак внешне их не выражая…
П.: Я так всегда себя вёл и с женой, и с родителями…
Т.: И сейчас в нашем контакте вы себя ведёте так, как при­выкли…
П. (раздражённо): Да! Я же сказал, что я так привык!
Т. (спокойно): Похоже, сейчас вы позволили себе проявиться вашему раздражению…
П. (несколько смущаясь): У меня было очень сильное разд­ражение, когда вы сказали, что я и сейчас веду себя также, как всегда.
Т.: И вы позволили себе сейчас это раздражение проявить…
П.: Как-то необычно, немного переживаю за то, что вылил его на вас, стало легче, но в теле остаётся ещё немного напряжение.
Т.: Это естественно, и мне нормально, что вы позволяете себе проявить здесь своё раздражение. Чего бы еще сейчас вам хоте­лось, если продолжать прислушиваться к себе?
П. (начинает трясти руками, при этом дыхание становится более глубоким): У меня исчез дискомфорт в области сердца, для меня это очень необычный опыт внешне проявлять своё раздра­жение. Обычно я не показываю, что переживаю, это старая при­вычка… Я понимаю, что когда я позволил себе проявить раздраже­ние в словах и движении, мне стало значительно легче.
В дальнейшем процесс был направлен на работу с чувствами гнева и вины, которые испытывал пациент по отношению к жене, а также на осознание причин — психологических установок и те­лесных блоков, мешающих эмоциональной экспрессии. Последние касались его истории взаимоотношений со своей матерью. По окончанию сессии была повторно проведена диагностика тела, геометрия которого явно изменилась в сторону большей симмет­рии, что явно сочеталось с более уравновешенным эмоционально-психологическим состоянием.
Описанный случай иллюстрирует последовательную — «по­слойную» работу с психосоматическим расстройством, которая начинается с исследования тела пациента, а также различные стра­тегии движения в психотерапевтическом процессе[2]. Индивидуаль­ная и групповая психологическая работа, направленная на подоб­ное исследование, даёт возможность таким образом обнаружить не­гативную симптоматику телесно-моторной системы на первом эта­пе, соотнести эту симптоматику с эмоционально-психологически­ми проблемами на втором и эффективно решить задачу лечения психосоматического расстройства личности на третьем этапе.
---------------------------------------------------------------------
[1]Росов, В. А. Вернадский В. И. и русские востоковеды. 34 c.
[2]Процессуальная работа в данном и других случаях опирается так­же на два важных принципа — гомеопатический и аллопатический: 1) на подобное воздействуют подобным и 2) на подобное воздействуют проти­воположным. Идеи и принципы гомеопатии изложены примерно двести пятьдесят лет назад Самюэлем Ганеманом в его труде «Органон врачеб­ного искусства». Подобные идеи излагает Георгий Гурджиев в своём уче­нии «четвёртого пути» («Взгляд из реального мира»).