Эффективное управление большими системами.

Саморегулирующаяся антропо-модель устойчивого индивидуального и социального экономического развития



 журнал «Менеджмент сегодня», ИД Гребенников, №3, 2019, с.224-236.
 
Аннотация к статье:
Статья посвящена глубинным смысловым, а также функциональным психологическим аспектам управления большими социально-экономическими системами, организациями, группами -  инструментам «тонкой настройки» - интегральной методологии и недирективным психологическим антропопрактикам, применяемым в профессиональном, карьерном и бизнес-консалтинге - от профориентации и ресоциализации до оптимизации бизнес-процессов, создания уникального рыночного предложения и бренда. Эти инструменты позволяют естественным образом связать персональную и организационную эффективность, и также экологично инкорпорировать развивающее обучение в организационно-системные процессы. Раскрываемая в статье проблематика имеет некоторое отношение к классической теории управления с точки зрения классификации этапов процессов управления, а также, в определенной степени, с точки зрения общих подходов к теории управления. В статье приведены фрагменты протоколов индивидуального психологического сопровождения профессионального, карьерного развития, а также протокол психологического сопровождения оптимизации производственных и бизнес-процессов.
Ключевые понятия:
Управление, маркетинг, менеджмент, корпоративное обучение, недирективный экологический подход в профессиональном, карьерном и бизнес-консалтинге, практика сопровождения индивидуального и корпоративного клиента, свое дело, культурные коды, директивные методы обучения и развития, социальная группа, лидерство, социально-экономическая система, системный кризис, стили управления организацией, антропо-модель самоорганизующейся и самоуправляемой системы, эффект естественного прироста, экстенсивное и интенсивное развитие.
 

1. Эффективная система, персональная эффективность, «свое дело» и «культурные коды»

 
Данная тема «выросла» из опыта индивидуальной и групповой психологической работы, индивидуального управленческого консалтинга и обучения персонала государственных и коммерческих организаций (включая производственные), из давно очевидного факта, что качественное функционирование любой социально-экономической системы, управление ею напрямую зависит от определенных личностных качеств и профессиональных компетенций людей составляющих эту систему, включая лидеров-управленцев. Описываемый в статье подход и метод работы сформировался также, как альтернатива директивным и манипулятивным[1] методам работы с управленцами и персоналом компаний, игнорирующим глубинные психологические механизмы и закономерности функционирования психики, включая психологические механизмы развития, «культурные коды» обучаемого, с которыми консультант непременно сталкивается в своей работе, и также, как альтернатива корпоративному развивающему обучению, носящему, больше или меньше, но как правило, репрессивный характер.
 
Очевидно, что чем больше по своим размерам система (команда, организация, производство, экономика, страна и т.д.), тем сложнее ею эффективно управлять, особенно, когда система инертна, неповоротлива или активна, но плохо при этом отрегулирована, неуправляема, так как при ее создании могли быть допущены системные ошибки. Оставив экономистам, политикам и философам право дискутировать на тему «свободного» и «несвободного» рынка или их «скрещивания», как возможных вариантов экономического развития страны в данных исторических условиях, посмотрим на задачу эффективного управления социально-экономической системой, с точки зрения психологической или даже, в определенной степени, антропологической.
Более или менее масштабная задача, как правило, всегда решается эффективней, если в процессе ее решения задействована активная слаженная и компетентная команда, доверяющая управление своему компетентному лидеру, равно как если и сам лидер доверяет компетентности и слаженности своей команды. Это так же очевидно и, вероятно, не требует особых доказательств. Более того, основной управленческой задачей лидера-управленца, в этом случае, становится создание благоприятных условий для развития этой самой компетентности и слаженности действий всех участников команды. Наградой такого компетентного управления и взаимодействия становится не только результат решения поставленных задач, но и сам процесс командного взаимодействия, напоминающий работу часового механизма или, если повезет, даже танец, порой с элементами захватывающей импровизации.
Про антропологию – очевидно, что человек, эффективно решающий свои жизненные задачи сейчас и на долгосрочную перспективу, это включенный в жизнь человек, понимающий ее и чувствующий ее. Это человек, поступки и действия которого, мотивы и намерения, мысли и чувства, даже физические процессы в организме, чаще всего, находятся в относительном резонансе, не вступая в хроническое противоречие как друг с другом, так и с окружающей социальной и природной средой обитания. Такой человек – сам себе эффективная команда, где ее лидер – ум, ее энергия – чувства, эмоции и мотивация, ее «материальный субстрат» - тело, и все они находятся в ладах друг с другом и с окружающим миром. При этом такой человек, как правило, хорошо знает, чего хочет и может этого достигать. Таких людей еще называют самодостаточными, конгруэнтными, осознанными. Их не так много, но они встречаются…
Нарочитый и дидактичный подход к формированию человека «нового типа» и «нового» сознания надежно дискредитировал себя, за примерами далеко ходить не нужно, достаточно оглянуться на относительно недавнее историческое прошлое нашей страны. Естественным, в этой связи, становится вопрос: в каких условиях формируется такая личность и такое сознание? Как не превратить создание таких условий в очередное «шапкозакидательство» на государственном уровне, чреватое некомпетентным и формально-бюрократическим походом в этом тонком и сложном психологическом вопросе индивидуального и социального развития? Как не уйти, при этом, уже на уровне индивидуальном в оторванное от жизни иллюзорное стремление к идеалу и улучшению окружающего мира, формированию «лучшей версии себя» и в навязчивое стремление к развитию, приводящие, в итоге, к самым разным негативным последствиям, в том числе проблемам психического здоровья?
Эффективное управление большими системами, равно, как эффективное управление вообще, предполагающее качественное развитие системы – это, во многом, компетентное «оживление» системы, придание ей потенциальной способности к такой же эффективной и компетентной саморегуляции в рамках существующих актуальных «системных» задач и такому же эффективному взаимодействию всех элементов этой системы. Подобного рода оживление системы придает ей способность к быстрому и слаженному отклику на актуальные управленческие решения, способность к слаженному самоуправлению и, как результат, к развитию. Если мы говорим об эффективном управлении социально-экономической системой, то очевидно, что речь идет о создании в рамках данной системы благоприятных условий деятельности всех субъектов экономической деятельности – от крупных предприятий и корпораций до малого и среднего бизнеса, но прежде всего, деятельности осознанной и компетентной. Сегодня уже мало уметь зарабатывать себе на жизнь, обеспечивать эффективную работу производства, что, безусловно важно и не обсуждается. Вызов сегодняшнего времени – это значит заниматься экономической деятельностью в слаженном взаимодействии с окружающим миром и людьми, при этом деятельностью, к которой ты, как субъект этой самой экономической деятельности (отдельный человек, группа людей, организация любого масштаба) наиболее предрасположен, исходя из индивидуальных, культурно-исторических, эко-климатических, географических и других факторов. В противном случае, как показывает жизнь и психологическая практика, система любого масштаба, рано или поздно дает сбой, выраженный сегодня, в том числе, в большом количестве противоречий, конфликтов и проблем экономического, геополитического, экологического, культурного, социального и индивидуального характера.
То, что доля малого и среднего бизнеса – основы, по сути любой экономики, в нашей стране едва достигает 20 %, а в странах, которые принято называть развитыми, от 60 до 80 %, еще мало чего значит. Своих, различного рода социально-психологических кризисов и экономических проблем в этих странах предостаточно. Как бы выяснить, какой процент из этих субъектов экономической деятельности занимается не просто заработком денег – «бизнесом», в традиционном и архаичном его понимании, но занимается своим делом, к которому действительно наиболее предрасположен, исходя из своих уникальных особенностей, способностей и талантов, развиваясь при этом не только в экстенсивном – «чем больше, тем лучше», но, прежде всего в интенсивном - качественном ключе?[2] Каждый, кто действительно нашел себя в своем деле, раскрывая и развивая свой потенциал, кто реализуется в нем, обеспечивая свои потребности, это не только конкурентоспособный «субъект экономической деятельности», но, прежде всего, по-своему счастливый, созидающий и удовлетворенный человек, непреднамеренно делающий счастливыми, удовлетворенными и созидающими других. Это человек, который любит свою страну и приносит ей благо своей созидательной деятельностью не потому что в его голову вбиты идеологические гвозди, до поры до времени и, в общем-то, не надежно скрепляющие патриотический каркас сознания, но потому что он просто здесь родился и потому что может здесь полноценно себя реализовать. А еще может компетентно передавать свой опыт другим, понимая психологические нюансы этого уникального процесса взаимодействия, которое, в противном случае, становится очередной встречей «слепого» и «глухого», со всеми вытекающими последствиями, как для самого процесса обучения и развития, так и для формирования соответствующего отношения обучаемого к окружающему миру и людям.
Как хорошо, когда «система» любого масштаба состоит из таких «элементов», когда сверхзадача системы, во многом, резонирует со сверхзадачей ее элементов и наоборот! В этом смысле, психологические антропопрактики, экологично исследующие естественные механизмы личностной индивидуации, включая процессы профессионального самоопределения и развития, обретения своего профессионального «лица», создания Своего Дела, уникального материального и нематериального продукта, исследующие организационные и производственно-корпоративные процессы, при этом учитывающие национально-этнические культурные коды и менталитет субъекта обучения[3], не вступая с ними в противоречие и противостояние, становятся для системы, своего рода, оживляющим «смазочным материалом» и, одновременно, инструментом необходимого самопонимания и понимания человеком или группой людей путей самореализации в Своем Деле в предлагаемых социально-экономических и исторических обстоятельствах.
 

2. Директивные и недирективные методы развития и обучения, создания обучающего и развивающего пространства

 
Помимо того, что тема компетентного и эффективного управления актуальна всегда, она во многом продиктована сегодня вызовами нашего времени, ключевые из которых – динамичные перемены, и возникающие в этой связи сложности разного уровня и характера, продолжающиеся уже в течение последних почти 30 лет в нашей стране и в мире (особенно после украинских и крымских событий 2013-14гг.). Сегодня происходит сдвиг смысловых «тектонических плит» в мировоззренческой, культурной, геополитической, научной сферах. Основными сложностями в данной ситуации, с которыми сталкивается любая система и управленцы, это нежизнеспособность старых привычных форм жизнедеятельности и управления, неготовность, по разным причинам, к новым креативным и продуктивным формам жизнедеятельности.
Все это безусловно влияет на состояние, качество жизни и деятельности той или иной социальной системы (имеется ввиду любого рода социальная система, группа, объединенная выполнением общей задачи), начиная с небольшой организации, завершая экономикой страны и побуждает искать различные решения в области управления, включая симметричные (например, политика импортозамещения в условиях санкций по отношению к РФ) и «асимметричные» парадоксальные ответы, когда минимальными управленческими действиями может быть достигнут максимальный эффект. Отсюда очевидно, что эффективность деятельности любой социальной группы (системы) в решении тех или иных задач, эффективность управления – это развитие организационной корпоративно-производственной эффективности в естественной взаимосвязи с эффективностью персональной, в организации резонанса между личным и коллективным всех участников той или иной социальной группы, когда действия всех элементов системы носят характер «не в куст, но в ствол».
Одна из важнейших опор современной эффективной экономики, в том числе отечественной, претерпевающей системные изменения в непростой геополитической и экономической ситуации, пытающейся найти собственные внутренние опоры – это человек с развитыми личностными и профессиональными качествами. Такой человек является, своего рода, эффективной саморегулирующейся «системой» в труднорегулируемых, часто деструктивных процессах социально-экономических перемен. Именно, эта «система» и является живым, конструктивным и опорным элементом в любой области человеческой деятельности.
Существующие сегодня методы к развитию, к решению актуальных задач в различных областях человеческой деятельности, включая современные антропопрактики, направленные на формирование новых навыков и умений, в том числе управленческих компетенций, сами по себе, страдают существенными недостатками, деструктивно влияющими на человеческое сознание и поведение. Среди подобных недостатков: профицит интеллектуализма и рационализма при дефиците эмпатии, а также эмоционального интеллекта и чувственного опыта познания; директивность и игнорирование способности человека к самообучению и самостоятельному порождению знаний; нарушение баланса между базовыми механизмами развития, жизнеобеспечения и переизбытком новой информации, при неспособности ее оптимально усвоить, нарушение в обучающем процессе «зоны ближайшего развития» (по Л.С.Выготскому); преобладание шаблона, технологичности  и инструктивности над спонтанностью, «потоком» и открытостью по отношению к незапланированным оригинальным решениям.
В качестве основных доминирующих характеристик подобных методов также можно определить следующие: переизбыток сценарной технологичности, спекулятивности, директивности, отсюда, соответственно, дефицит более глубокого целостного восприятия человеческого поведения и жизни вообще, креативности, спонтанности, продуктивного контакта с ситуацией неопределенности, что порождает, в свою очередь, узкий, шаблонный подход к работе с клиентским запросом, низкий уровень эмпатии, со всеми вытекающими последствиями[4].
К примеру, работа в формате классического коучинга с использованием заранее законсервированных методик (в том числе контракта, в котором заранее прописаны цели), безусловно, вносит значительную конкретику и упорядоченность процесса решения поставленных профессиональных, карьерных и бизнес-задач. Очевидно, что такой формат работы более позитивно воспринимается традиционным психотипом современного делового человека. Но именно такой подход в работе с клиентом, при определённых условиях, является и слабой стороной коучинга, формируя в процессе решения задач: излишний крен в сторону достижения заранее предполагаемого результата и неспособности, при этом, пребывать в творческом пластичном процессе, дающим иногда непредсказуемые значительно более позитивные для клиента результаты; превалирование стремления действовать над способностью рефлексировать свои состояния; искаженную мотивацию в процессе бизнес-деятельности, начиная с ориентации в профессиональной, карьерной и бизнес-деятельности, заканчивая отслеживанием возможных последствий своей бизнес-деятельности для себя и окружающего мира; стремление опираться исключительно на определённые сценарии и бизнес-схемы, при низкой толерантности к ситуации неопределённости – естественному свойству жизни.
«Когда слепой ведет слепого, оба обязательно упадут в яму» - гласит суфийская поговорка. Если перед собой ставит цели человек, которым, главным образом, руководят собственные амбиции, а не понимание своих реальных сил и возможностей, когда формирование целей происходит без достаточного анализа и знания реальной ситуации (экономической, социальной, личной и т.д.), когда цели формирует человек с неразвитым эмоциональным интеллектом и переменчивым настроением, эмоциональным грузом прошлого (психологическими травмами и негативным опытом) и в подобной незрелой постановке целей его невольно поддерживает консультант, скорее всего, попадание  в яму неизбежно. Глубина ямы, в данном случае, прямо пропорциональна эффективности применяемых коуч-методик, чреватых вредом, который может быть нанесён человеку, «тренируемому» коучем, не умеющим обходиться с неизбежно возникающими в процессе такого тренинга эмоционально-аффективными реакциями своего подопечного и так же неизбежно влияющими на его бизнес-деятельность. Ключевыми вопросами управления, при данных обстоятельствах, становятся следующие: каковы инструменты экологичного и естественного формирования необходимых качеств и компетенций? каким образом эти инструменты могут быть экологично и естественно инкорпорированы в деятельность организации?
По сути, речь идет о качественной организации процесса формирования определенных личностных качеств и компетенций людей, составляющих систему, включая прежде всего тех, кто ею управляет. В данном случае, в фокусе решаемых задач обучения и развития находится не только сам субъект обучения и развития – человек, предмет обучения - управленческие и другие личностные навыки, а также не только формат обучения - открытые и закрытые корпоративные обучающие площадки, индивидуальное сопровождение, но и сам характер обучения и развития, характер обучающего и развивающего пространства – то, КАК этому обучать. Именно обучающее пространство со своими специфическими характеристиками и является формирующей средой, в которой и развиваются те или иные профессиональные и личностные качества обучаемого, влияющие, в дальнейшем на его поведение, в том числе, стиль решения тех или иных системных задач. Важным для развивающего обучения становится создание обучающего пространства с учетом «почвы» личности обучаемого, на которую ложится учебный материал, с исследованием его личностных особенностей, его потребностей, их иерархии, его стиля мышления и понимания учебного материала, с пониманием его психофизического состояния в момент обучения и за его пределами.
Заставить человека (субъекта социальной системы) развиваться против его воли в каком бы то ни было деле -  дело неблагодарное и давно себя дискредитировавшее[5]. Но оставить все, как есть, при большом количестве разных сложностей, противоречий и проблем компетентных деловых коммуникаций – это путь к стагнации и (или) неуправляемости и системному кризису. В этом смысле становится понятно, что необходима максимально деликатная инициация работы с лидерами-управленцами и другими субъектами системы, предполагающая внимательное исследование индивидуальных профессиональных, карьерных и бизнес-задач в данных конкретных условиях деятельности. У людей всегда есть самые разные вопросы, важно, чтобы рядом был тот, кто может на эти вопросы профессионально реагировать. Речь идет, таким образом, об экологичной инкорпорации развивающих антропопрактик (индивидуальных и групповых) в деятельность любой организации, основанной на постепенном и естественном понимании сути этих практик и их пользы. Это трансляция полученного опыта и знаний теми, кто прошел подобное обучение – своего рода «живая традиция»[6] в профессиональном, карьерном и бизнес-консалтинге, предполагающая общие методологические основания и дающая эффект «камня, брошенного в воду».
Подобное развитие построено также на эффекте «естественного прироста» - процессе эволюционного накопления и интеграции знаний, на добровольном и мотивированном объединении людей вокруг общего дела и его лидеров, а также процессе совместного творческого создания «продукта» - уникального рыночного предложения, носящего материальный или нематериальный характер, на процессе естественных изменений – появлении новых направлений деятельности, новых «продуктов» творческой деятельности, новых лидеров, новых знаний.
 

3. Примеры из практики сопровождения профессионального, карьерного развития, создания своего дела, развития бизнеса:

 
Пример №1.
Фрагменты протокола индивидуальной блиц-сессии со студенткой-психологом выпускного курса на мастер-классе по теме «Экологический маркетинг и менеджмент «новой волны». Клиентский запрос - прояснение профессиональных  перспектив (протокол воспроизводится по видеозаписи):
 
Клиент: - Моя проблема довольно абстрактная, и вопросы у меня такие: чем заниматься дальше? что я могу предложить рынку психологических услуг?  что он от меня ждет?
Консультант (повторяя проблемные вопросы клиента): - Пока не понятны ответы на эти вопросы…
Кл.: – В общем-то, понимание есть, просто область предполагаемой деятельности очень широкая.
Конс.: – Очень широкая, отсюда сложности.
Кл.: - Настолько широкая, что возникает вопрос, стоит ли вообще оставаться в психологии и достаточно ли полученных в университете знаний, чтобы развиваться в этой области?  Да и нет сейчас такой потребности в профессии психолога.
Конс.: – У вас есть впечатление, что не достаточно знаний и что профессия психолога не востребована, и оба этих впечатления, судя по всему, на чем-то основаны.
Кл.: – На опыте других, на ощущении рынка, на том, что выпускается психологов больше, чем рынок требует. Вроде бы эта сфера развивается, но если поспрашивать,  то можно услышать, что люди достаточно скептически относятся к психологии. Это вот в Америке у каждого свой личный психолог, а у нас такого нет, и это очень сильно ограничивает возможности профессиональной занятости, поэтому непонятно что делать. То ли продвигать себя в этой области, то ли идти куда-то в другую более перспективную?
Конс.: – У вас есть некоторые представления относительно профессии психолога и возможностей профессиональной занятости, через эти представления вы и смотрите на профессию и возможности дальнейшего трудоустройства, и вы это решили, с кем то пообщавшись.
Кл.: – Да, посмотрев на выпускников и пообщавшись с людьми других профессий. Я общаюсь много с «айтишниками» и вижу что у них гораздо больше движения в этом плане – и в профессии, и предложений и простора для развития. Я вижу, что психология всегда будет отставать от айти, поэтому может быть стоит перейти в эту область работать.
Конс.: – Вы провели свой небольшой анализ и сделали вывод, что в области компьютерных технологий поживее, и именно в этой области можно пытаться развиваться  профессионально.
Кл.: – Но в принципе, я допускаю, что можно перейти в айти, но привнести  туда психологию.
Конс.: – Появился вариант области вашей дальнейшей профессиональной деятельности – айти-технологии, а также мысль о привнесении  психологии в эту область.
Кл.: (улыбаясь) – Да, когда я сейчас озвучила эти мысли мне стало более понятно что делать дальше!
Конс.: – В качестве маленького задания можете ещё подумать в этом направлении, ответив на вопрос, что это за вид деятельности, который объединяет эти две области, и который вам был бы интересен?
Кл.: (улыбаясь и сразу же отвечая на вопрос)  – Например, психологическое он-лайн консультирование. Спасибо!
 
Пример №2. Фрагменты протокола индивидуальной блиц-сессии. Клиент – женщина около 30 лет, первичный запрос – «поиск для себя правильного процентного соотношения между своими различными профессиональными активностями»:
 
КЛИЕНТ: Дело в том, что моя профессиональная занятость состоит из разных активностей. Одна заключается в работе с корпоративными клиентами, где я провожу «стресс-аудит», используя специальные технические инструменты для оценки уровня стресса в организации, методика не моя. Я выполняю, при этом довольно большой объем аналитической, интеллектуальной работы. Другая моя активность, так сказать, для души - по выходным я изучаю и практикую арт-терапевтические методики в работе с клиентами, и мне очень нравится этим заниматься, при этом, возникает ощущение, что я «в потоке».
КОНСУЛЬТАНТ: Похоже, одна активность для «ума», другая – для «души», и вторая активность дает приятное ощущение «потока».
КЛИЕНТ: Да! Но я знаю, что нельзя одновременно развиваться в разных направлениях, заниматься всем и сразу, так как ты не станешь экспертом в чем-то одном, не достигнешь высокого результата. Поэтому я хочу найти правильное процентное соотношение в этих своих активностях, понять, чему больше уделять внимание.
КОНСУЛЬТАНТ: У вас есть стремление добиться высокого результата в профессии, но, при этом, вы понимаете, что вряд ли добьетесь хорошего результата, если будете заниматься «всем и сразу». Хотите расставить приоритеты, и понять какой активности больше уделять внимание в своей работе. Даже понять это в процентном соотношении.
КЛИЕНТ: Конечно! Дело в том, что я знаю, как члены моей семьи, на протяжении двух поколений, начиная с бабушки – очень талантливого человека, не имели возможности, по разным обстоятельствам, реализоваться, добиться определенных результатов, занимаясь не тем, к чему они предрасположены. Мне передались многие их способности и таланты, и я не хочу повторять эти ошибки.
КОНСУЛЬТАНТ: Я понял, что ваши амбиции «стать экспертом» в какой-либо области и добиться высоких результатов, связаны с вашей семейной историей в нескольких поколениях, где ваша бабушка со своими талантами и ваши родители не смогли в полной мере реализовать свои таланты. Вы не хотите повторить эту историю, отсюда и ваше стремление выбрать какое-либо приоритетное направление в вашей работе и двигаться в эту сторону.
КЛИЕНТ: (задумавшись и после некоторой паузы) Да! Я чувствую, что моя профессиональная активность, связанная с арт-терапией – это то, что мне очень нравится, что у меня хорошо получается, это мне по душе. Более того, я вижу иногда, как эти мои знания можно применить в работе с корпоративным клиентом, где я занимаюсь вопросами изучения профессионального стресса.
КОНСУЛЬТАНТ: То, что по душе вполне иногда резонирует с «основной» вашей профессиональной занятостью.
КЛИЕНТ: Но я вижу, как иногда трудно своим корпоративным клиентам, которые хотят четко и структурировано понять предлагаемые методы работы, объяснить, что такое арт-терапия и каковы ее результаты, что такое творчество и что это дает, в том числе для души и ума. Когда речь идет об автоматизированном и систематизированном «стресс-аудите», им это более понятно, и мне проще это объяснить своим клиентам.
КОНСУЛЬТАНТ: Вам пока проще объяснить своим корпоративным клиентам все то, что может быть структурировано, систематизировано, технологично выстроено, нежели то, что связано с тонкими эмоциональными процессами, состоянием души, радостью творчества и другими подобными смыслами, которые вы чувствуете и понимаете, занимаясь арт-терапией.
КЛИЕНТ: Да! Но в моей семье мне привили системное мышление, и образование тоже, поэтому на этом «системном» языке проще общаться с окружающим миром, тем более, что наш мир только такой язык, похоже в основном и понимает, заставляя говорить на этом языке, да и у меня это лучше пока получается. Отсюда и неуверенность в том стоит ли делать основной упор в своей профессиональной деятельности на арт-терапии – на том, что по душе и что сложно порой объяснить этим рациональным языком?
КОНСУЛЬТАНТ: Рационально-логическое мышление – феномен нашей культуры – «окружающего мира», подобное мышление достаточно распространено, и у вас хорошо получается говорить на этом «языке». Ваша способность к системному мышлению, рациональность, похоже, столкнулись с вашей способностью к пониманию и чувствованию того, что иногда логике не поддается. Отсюда и неуверенность и, в том числе, стремление найти «правильное процентное соотношение» между своими профессиональными активностями.
КЛИЕНТ: (смеясь) И мой клиентский запрос о «процентном соотношении» между профессиональными активностями, похоже, из этого же разряда – попытка опять системно подойти к решению этого вопроса.
КОНСУЛЬТАНТ: (после некоторой паузы) Ваша «системность» пока доминирует в вашем поведении и диктует, в том числе, способы решения своих проблем, и вы поняли это!
КЛИЕНТ: (улыбаясь и с более активной жестикуляцией, глядя в глаза консультанту) Да! Я же часто чувствую, как приятно быть «в потоке» не занимаясь поиском процентных соотношений, а занимаясь тем, что нравится и что у тебя получается. И, наверное, мастерство и «экспертность» могут появиться не в результате выбора процентного соотношения и чего-то одного главного, но в результате занятия тем, что хорошо получается, в результате естественного и постепенного объединения разных активностей, как уже, в какой-то мере и происходит с моими занятиями атр-терапией и «стресс-аудитом». 
КОНСУЛЬТАНТ: Быть «в потоке», делать то, что получается, что приятно, что по душе и наблюдать, как постепенно склонность к аналитической деятельности соединяется со способностью тонко чувствовать и понимать происходящее и в работе, и в жизни, формируя, таким образом, ваше уникальное «экспертное» лицо в профессии.
КЛИЕНТ: (с улыбкой на лице) Да, именно! Я чувствую сейчас какое-то облегчение! Как же хочется сохранить это состояние!
КОНСУЛЬТАНТ: Вы по каким-то признакам понимаете, что пришло облегчение, которое хочется сохранить.
КЛИЕНТ: Да! Стало легче дышать, мне радостно, появилось ощущение большей свободы от более ясного понимания происходящего со мной и того, как быть дальше со своими профессиональными активностями! А ещё у меня появился образ небольшого росточка (показывает пальцами его размеры), который глубоко укоренен, и его корни уходят глубоко в почву, а эта почва ассоциируется с талантами моей семьи, которые во мне постепенно прорастают и находят свою реализацию в работе. А еще появился образ песочных часов - ассоциация с событиями жизни, и эти часы я могу самостоятельно переворачивать, распределяя свое профессиональное время, опираясь на ощущение потока, радости, того, что интересно и приятно в данный момент. Спасибо вам!
 
Пример №3.  Стратегическая сессия «карьерные перспективы» (фрагмент протокола) - прояснение задачи и работа с «дельтой» между первичным запросом и актуальной проблемой клиента:
 
КОНСУЛЬТАНТ:
Меня пригласили к вам по вопросу ваших карьерных перспектив
КЛИЕНТ:
Да, возможно это звучит несколько странно в данном случае «прояснение карьерных перспектив», так как я занимаю высший пост в нашей компании (говорит энергично, улыбается, смотрит на консультанта, отводит взгляд в сторону, постукивая шариковой ручкой по столу)
КОНСУЛЬТАНТ (улыбаясь):
Казалось бы, куда уж дальше? Тем не менее, у вас возникла такая потребность поработать с темой карьерных перспектив
КЛИЕНТ:
Возможно, вас это удивит, но я задумался об этом сравнительно недавно, задавшись вопросом «куда можно двигаться дальше?» (смотрит на консультанта, не мигая и не отводя глаз, продолжая улыбаться, «постукивающая» рука спокойна)
КОНСУЛЬТАНТ:
Похоже, со стороны выглядит удивительно – у вас самый высокий пост в крупной компании, но хочется двигаться ещё дальше…
КЛИЕНТ (с вопросительным взглядом):
Ведь это же естественно – хотеть развиваться?
КОНСУЛЬТАНТ:
Вполне! Если это стремление естественное… (пауза)
КЛИЕНТ (внешне спокойно):
На самом деле, есть ещё некоторые сомнения, которые меня также подстегивают в поиске карьерных перспектив (пауза)… Иногда даже возникает вопрос «туда ли я залетел?» (улыбается)
КОНСУЛЬТАНТ:
Вы уже высоко взлетели, но сомневаетесь, туда ли залетели?
КЛИЕНТ:
Да, сомнения есть и немалые. С недавнего времени… (выражение лица меняется, улыбка уходит, опять начинается постукивание ручкой, несколько сильнее, чем до этого)
КОНСУЛЬТАНТ:
Этот вопрос возник сравнительно недавно…
КЛИЕНТ:
Нет, раньше я тоже об этом задумывался, конечно, но недавно этот вопрос встал более остро (сосредоточенный взгляд на консультанта, выражение глаз изменилось, речь более тихая и медленная, «постукиваний» нет):
КОНСУЛЬТАНТ (пауза, глядя на клиента):
Более остро. Недавно…
КЛИЕНТ:
Да, мне не очень приятно вспоминать, а тем более говорить об этом… (взгляд становится «бегающим», дыхание более частым, стал теребить ручку двумя руками)
КОНСУЛЬТАНТ (несколько наклонившись вперед):
Я вижу, что вам сейчас некомфортно, когда вы только вспоминаете об этом. И слышу, что говорить вам об этом ещё сложнее…
КЛИЕНТ (дыхание внешне стало более ровное, ручку не теребит, просто держит, взгляд менее бегающий, пауза секунд тридцать и, вдруг, с энергией в голосе):
Почти каждый раз, когда я встречаюсь с этим человеком (называет имя известного бизнесмена и политика) у меня потеют ладони, потому что я волнуюсь… У него ещё такой насмешливый взгляд бывает… Он подает руку, мне нужно ответить на рукопожатие, мне неловко, так как ладони мокрые… Я мешкаю с рукопожатием, пытаюсь незаметно вытереть ладошку… Идиотская ситуация… И я стал задумываться, зачем мне все это?! Туда ли я залетел вообще?! (клиент откидывается на спинку кресла, как будто обмяк, изменилось и выражение лица, мимические мышцы расслабились, расстегнул пиджак, смотрит в окно, руки на подлокотниках кресла)
КОНСУЛЬТАНТ (после некоторой паузы):
Вам все же удалось рассказать о ситуации, которая, главным образом и спровоцировала этот «острый» вопрос о дальнейших карьерных перспективах. Похоже, непросто вам дался этот рассказ…
КЛИЕНТ (дыхание и руки спокойные, на лице более расслабленная улыбка, поза – откинувшись в кресле):
Да уж! Действительно неловкая ситуация… Я когда только вспомнил о ней, у меня уже начали потеть ладони, но сейчас сухие и как будто гореть начинают… И смешно немного от всего этого (улыбается, откинувшись в кресле, глядя на консультанта)
КОНСУЛЬТАНТ (улыбаясь):
Есть чему улыбнуться, глядя на все это… У вас сейчас другое эмоциональное отношение к происходящему…
КЛИЕНТ (улыбаясь вначале и, затем, внешне более нейтрально):
Ну да! Стратегическая сессия «карьерные перспективы», «высший пост в компании», «волнение, как у школьника на экзамене, при встрече с учителем», практически «сеанс психотерапии»… В общем-то, все дело в моей тревоге, в моем волнении, которые иногда возникают при встрече с более статусными и очень авторитетными персонами, особенно с этим человеком. И хорошо, что я хотя бы могу сейчас рассказать об этом…
 
Некоторые комментарии к этому случаю:
На данном этапе встречи, после снятия эмоционального напряжения, вызванного описанной выше проблемной ситуацией, у клиента произошло произвольное переключение от негативной (невротической) мотивации, как правило, искажающей процесс профессионального и карьерного развития, к позитивной, в опоре на «внутренние точки роста» - ресурс, потенциал. В дальнейшем работа была построена в двух взаимосвязанных направлениях в русле целостного экологического подхода: 1. психологическая работа с негативными эмоциональными состояниями, возникающих в проблемных ситуациях (встреча со статусными персонами) и внутренними установками (взглядами на жизнь), обуславливающими подобное поведение и реакции; 2. исследование «внутренних точек роста» в профессиональном и карьерном развитии в рамках компании и возможно за ее пределами.
 
Пример№4
 (практика сопровождения организации производственного и бизнес-процесса)
 
 Корпоративный клиент - одно из московских производственно-торговых предприятий, где, сравнительно недавно произошла смена руководства и некоторых топ-менеджеров, предприятие было выкуплено новым владельцем. Руководство было озабочено снижением уровня продаж продукции опытными менеджерами, а также нестабильными, низкими продажами вновь набранных менеджеров. Это и явилось причиной обращения руководителя предприятия к консультанту. После беседы с консультантом в описываем ключе, руководитель предприятия понял, что низкая эффективность отдела продаж – это только «симптом», и необходимо провести комплексное исследование положения дел в организации.
     Исследовательская работа проводилась в виде свободно организованных встреч с руководством и менеджерами предприятия в течение трёх месяцев (в удобное время дня, в специально отведённом для этой работы кабинете, по предварительной договорённости). Для этого, с помощью руководителей служб, секретаря, внутреннего информационного отдела, персонал был оповещён о работе на предприятии психолога - бизнес-консультанта, который помимо оповещения о начале своей работы, лично познакомился с руководителями и линейными менеджерами отделов. В кабинет к консультанту «заглядывали» не только менеджеры отдела продаж, но и маркетинга, финансового отдела, логистики и других подразделений.
     Встречи проходили в виде психологических бесед «о проблемах в работе и коллективе». Сотрудники предприятия делились своим отношением к организации процесса, подчинённым, коллегам, руководству и, что вполне естественно в беседе с психологом, своими личными переживаниями. В таких беседах постепенно вырисовывался специфический «рисунок» положения дел на предприятии, а также наиболее выраженные проблемные зоны, которые волновали большинство приходящих к психологу. Также проявлялись индивидуальные особенности сотрудников, влиявшие на характер и эффективность выполнения ими своих должностных обязанностей, на взаимоотношения в коллективе и бизнес-процесс в целом. Условно было выделено три основные группы факторов, определявших специфику организационной культуры и влиявших на эффективность деятельности предприятия:
  1. Организационные
  2. Индивидуально-психологические
  3. Смешанные
     К первому фактору, прежде всего, был отнесён фактор хаотичной организации взаимодействия между подразделениями (отдел продаж, маркетинга, финансовый, производственный отдел, складские подразделения), как между линейными менеджерами, так и руководителями этих подразделений, особенно, между отделом продаж, складом и производственным отделом. Иногда заключались договора на продажу продукции, но её не было на складе, хотя она была произведена. Или же на складе образовывался переизбыток продукции, но не было необходимой продукции под «срочные» и неожиданные заказы. Руководство предприятия закупало новое оборудование, установка которого приводила к временному снижению производства продукции и срыву некоторых договоров, финансовому «напряжению», вызвавшему задержки с выплатой зарплаты и, как следствие недовольство сотрудников предприятия, их демотивацию. Был очевиден фактор отсутствия своевременной и качественной коммуникации между подразделениями, их руководителями. По сути дела, все были настолько заняты проблемами своего подразделения, своими чётко прописанными «внутренними» должностными обязанностями что ни времени, ни пространства для регулярного взаимодействия, совместного планирования, разработки организационной стратегии практически не было или же оно носило хаотический характер.
    Ко второму фактору были отнесены личностные особенности сотрудников, их жизнь вне предприятия (проблемы личной жизни), влияющие на психофизическое состояние (настроение, физическое самочувствие, выносливость и стрессоустойчивость), безусловно сказывающиеся на эффективности выполнения ими должностных обязанностей. Кому-то не доставало уверенности в себе при ведении переговоров либо, напротив, излишне «уверенное» и, как следствие, давящее поведение (часто, как компенсация тревоги за проведение сделки), вызывавшее негативное отношение противоположной стороны и отторжение. Кому-то не хватало коммуникативных навыков для ведения деловых переговоров, у кого-то семейные проблемы «заполняли голову» и мешали концентрироваться на выполнении работы и т.д.
   К третьему фактору, прежде всего, были отнесены факторы личной конкуренции менеджеров между собой, топ-менеджеров – «ветеранов» и нового руководства предприятия, что было связанно с их личными амбициями, факторы недоверия друг другу, подозрения руководства в том, что некоторые менеджеры могут работать на конкурентов («было уже такое…»). Также «молодые» менеджеры отдела продаж обижались на «ветеранов», за то, что последние мало помогали им, не делились опытом, «не подкидывали лишних клиентов, хотя бы для начала…».
   Собственно, работа консультанта на предприятии и строилась в соответствии с данными проблемными зонами, в форме консультаций по стратегическим целям с руководством предприятия, линейными и топ-менеджерами, в форме индивидуальных психологических консультаций с персоналом, чему предшествовало обсуждение с руководством положения дел в организации. Это позволило, прежде всего, (1) осознать и снять эмоциональное напряжение между некоторыми сотрудниками, (2) организовать продуктивное взаимодействие подразделений и их руководителей в период изменений на предприятии, (3) создать атмосферу большего доверия между ключевыми фигурами организации и контроля над происходящими изменениями. После совместного обсуждения результатов исследования были запланированы бизнес-тренинги с сотрудниками предприятия (коммуникативные, мотивационные, командообразующие, тренинги продаж). Была проведена работа с сотрудниками, нуждающимися в разрешении своих личностных проблем, увидевшими очевидную связь между этими проблемами и эффективностью их деятельности на предприятии (психологическое консультирование и психотерапия).
 

4.Обобщения и выводы

 
Характер управления социально-экономическими системами, группами, организациями разного масштаба, включая характер организации корпоративного обучения, с психологической точки зрения, можно условно классифицировать по следующим основным ценностно-смысловым основаниям:
  1. Жесткая формально-бюрократизированная система управления – контроль и власть, как смыслообразующее ценностное основание («четкое бесприкословное выполнение, и чтобы никто не выделялся»);
  2. Коммерчески ориентированная форма управления - прибыль, как смыслообразующее ценностное основание, игнорирующее личностные потребности человека (буквально - «ничего личного, только бизнес»);
  3. Организация как семья – позитивные отношения и доброжелательная атмосфера, как смыслообразующее ценностное основание (прекраснодушие, переходящее порой в попустительство, стремление выдавать желаемое за действительное).
  4. Экологичная форма управления – как смыслообразующее ценностное основание, предполагающая, прежде всего последовательное изучение, исследование и понимание текущей ситуации и принятие управленческих решений, исходя из результатов этого исследования (иногда нет необходимости в управленческих решениях, так как уже сам процесс исследования, если он построен качественно, естественным образом инициирует определенные позитивные процессы в системе) – «смазочный материал» для слаженной работы системы.
К основным психологическим принципам и механизмам экологичной формы управления и обучения мы можем отнести следующие:
  1. Констатация очевидного во взаимодействии, сводящая к минимуму субъективное восприятие – очевидность чувственного и сущностного.
  2. Адекватная и своевременная трансляция полученной информации – инициация взаимодействия.
  3. Достижение системного резонанса для решения совместной задачи (смысловой, терминологический, ритмический резонанс), как результат компетентной реализации вышеизложенных принципов и механизмов.
Описываемый подход в профессиональном, карьерном и бизнес-консультировании (практике сопровождения индивидуального и корпоративного клиента) является, в том числе и обучающим пространством, в котором формируются важнейшие персональные компетенции в ведении конструктивных деловых коммуникаций, влияющих на эффективность деятельности организации, как социально-экономической системы, любого уровня и масштаба. Условно, эти коммуникативные аспекты можно классифицировать по четырем основным составляющим:
  1. Интеллектуально-рациональный компонент (информация, передаваемая партнерами по коммуникации друг другу – «предмет обсуждения», а также характер и стили их мыслительной деятельности, способность продуктивно обходиться с этой информацией, опираясь на баланс между последовательно-логическим - структурированным и ассоциативно-спонтанным подходом к обсуждению, на «вербальный интеллект», а также способность оперировать образами, метафорами);
  2. Эмоционально-аффективный компонент (эмоции, переживания - сложные чувства, возникающие в процессе коммуникаций в ответ на обсуждаемую информацию, собеседника, характер, время и место обсуждения, а также способность продуктивно обходиться с этими переживаниями, опираясь на «эмоциональный интеллект»);
  3. Телесно-физиологический – психосоматический компонент (ощущения в теле и физические состояния, возникающие в процессе коммуникации, в том числе, в связи с эмоционально-аффективными реакциями, продолжительностью и особенностями пространства коммуникаций, а также способность продуктивно обходиться с этими реакциями и состояниями – «телесно-двигательный интеллект»);
  4. Ценностно-этический компонент (жизненные принципы собеседников – установки, самовосприятие, отношение к жизни, людям – «картина мира», способность воспринимать «иную» позицию, «другое» мнение, продуктивно обсуждать возникающие противоречия в процессе коммуникаций, опираясь на «социальный интеллект»).
Специфика описываемой антропо-модели персонального и организационного развития, как альтернативного подхода к решению социально-экономических задач различного уровня сложности, в известной степени, заключена в самом понятии «со-провождение», как в акте со-трудничества между людьми, объединенными решением общих задач. Понимание глубинных закономерностей индивидуального поведения человека, социальной группы, их здорового потенциала, наряду с пониманием «теневых» сторон человеческого поведения, часто порождающих системные проблемы, позволяет свести к возможному минимуму «зоны риска» в решении задач эффективного управления системами различного уровня и масштаба.
 
 

Литература:

 
  1. Алямкин С.Н. и др., Философия управления обществом, провинцией, фирмой в этнокультурном и реформационном аспектах в теории и методологии субстратного подхода /. Отв. ред. А. А. Гагаев, А.А. Румянцев, Саранск, 2009;
  2. Выготский Л.С., Психология, Эксмо-Пресс, М., 2000;
  3. Гуссерль Э., Феноменология, статья в Британской энциклопедии, Логос, 1/1991, перевод и предисловие В.И. Молчанова;
  4. Друкер П., Менеджмент. Вызовы XXI века. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2012;
  5. Зинченко В.П., Толерантность к неопределённости: новость или психологическая традиция? // Вопросы психологии 2007. №6, с.3-20;
  6. Можайский В.В., Экологический подход в индивидуальной и организационной психологической работе, Управление персоналом, 2006, №21, с.15-18;
  7. Можайский В.В., Пси-фактор в экономике: основы эффективного построения и развития своего дела. – М.: монография в эл. формате, 2008. – 248 с.;
  8. Можайский В.В., Человек «деловой» и человек «страдающий»: междисциплинарное будущее и настоящее коучинга и психотерапии, Управление человеческим потенциалом, ИД Гребенников, 2012, №2, с.144-151;
  9. Можайский В.В., Экограды - утопия или новая реальность новой России? Возможные стратегии преодоления и предупреждения экономических, социальных и экологических кризисов (основные тезисы по итогам «круглых столов» фестиваля «ЭКОТЕКТУРА», встреч экспертного совета «Экограды России», сентябрь 2012 - январь 2013 г..), 2013, статья на персональном сайте (www.vladconsul.ru);
  10. Можайский В.В., Условия достижения персональной эффективности и создания личного бренда; Управление развитием персонала, ИД Гребенников, М., 2013, №3;
  11. Можайский В.В., Персональная, организационная эффективность и мотивационные процессы или как совместить «личное» с «коллективным»? Причины демотивации; Управление развитием персонала, ИД Гребенников, 2013, №4;
  12. Можайский В.В., Интегральная методология и недирективные управленческие антропопрактики развития бизнеса «на перспективу». Практика сопровождения индивидуального и корпоративного клиента, Психологический журнал Госуниверситета «Дубна», 2016;
  13. Можайский В.В., Психологические антропопрактики сопровождения бизнеса, профессионального и карьерного развития (монография), Госуниверситет «Дубна», 2016;
  14. Можайский В.В., Экологический маркетинг и менеджмент «новой волны»: стартап и создание своего дела в условиях импортозамещения, формирование навыков и компетенций управленцев «нового типа», профессиональное и карьерное самоопределение и развитие, Менеджмент сегодня, ИД Гребенников, №2 (102), апрель 2018., с.96-106;
  15. Талер Р.Новая поведенческая экономика. Почему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать = Misbehaving: The Making of Behavioral Economics. — Эксмо, 2017;
  16. Юбилейный доклад Римского клуба «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», von Weizsaecker, E., Wijkman, A.Come On! Capitalism, Short-termism, Population and the Destruction of the Planet. Springer, 2018;
 

Сноски

[1] Здесь, под «манипуляцией» понимается психологическое воздействие на человека против его осознанной воли, желания, актуальных потребностей и понимания того, что с ним делают, используя тот или иной метод работы. По сути, любая манипуляция подобного рода это разновидность психологического насилия, провоцирующего в психике различного рода негативные процессы, которые потенциально способно нанести вред психическому и физическому здоровью.
[2] По данным ВЦИОМ на апрель 2019 г. почти половина жителей России не работают по своей специальности. По специальности работают 51% опрошенных, среди них люди с высшим образованием составляют 58%. В то же время, 47% респондентов не работают по профессии, среди них люди со средним специальным образованием составляют 55%. Кроме того, 28% опрошенных никогда не работали по своей специальности. 48% россиян работали по специальности более пяти лет, 16% — от года до пяти лет и 6% — менее одного года. В опросе приняли участие 1600 респондентов в возрасте от 18 лет посредством телефонного интервью (максимальный размер ошибки не превышает 2,5%). (ТАСС, 2019, источник ВЦИОМ: https://tass.ru/obschestvo/6333815).
В этом смысле, сегодня крайне актуальны гуманитарные «психотехнологии», работающие «от А до Я» - на начальном этапе профессионального развития человека с задачей его профессионального самоопределения, с его скрытыми и не сформированными психологическими и физическими особенностями – потенциалом, обуславливающим это самоопределение. На завершающем – с естественным процессом профессиональной индивидуации, «кристализации» профессионального лица, создания уникального рыночного предложения - материального и (или) нематериального «продукта», услуги, процессом построения и развития Своего Дела (к слову сказать, парадоксально, но факт, что в популярной сегодня международной некоммерческой ассоциации WorldSkills International, акцент делается, главным образом на «соревновательном» формате профессионального развития, что обесценивает важнейшие его этапы, равно, как и гуманитарные инструменты такого развития – чтобы стать профессионалом, необходимо, прежде всего, «заглянуть в себя» и понять, к чему ты действительно предрасположен, а стало быть, в чем можешь быть по-настоящему успешен).
[3] Например, психологические особенности русского национального характера, вырастающие из специфических «культурных кодов» и формирующие этнический менталитет: превалирование, главным образом, чувств и интуиции над интеллектом в принятии решений; собирательная религиозно-метафизическая направленность сознания, включающая элементы моно- и политеизма; образность (фольклорность) и полифоничность мышления в восприятии и понимании мира, жизненных событий, способность, в этой связи, к быстрому схватыванию сути вещей, при некоторых сложностях в абстрактно-логическом их понимании; поиск правды и справедливости, порой, в ущерб себе, терпеливость (часто излишняя);  фатализм, непритязательность и вера в чудо; добродушие, доверчивость и открытость, при этом склонность к борьбе и противостоянию, а также к полярностям в поведении и большому диапазону между этими полярностями; близость природе и естественность; специфический собирательный тонкий юмор, в сочетании с глубокой жизненной мудростью, философией и миропониманием, дающие, в итоге, глубокий практический ум, знания и высокие адаптивные способности, в том числе, в неблагоприятных условиях жизни, как эко-климатических, так и социально-бытовых (более подробно – в авторской книге «Пси-фактор в экономике: основы успешного построения и развития своего дела», В.Можайский, 2019).
[4] Уже сама организация обучающего и развивающего процесса во многом носит репрессивный характер (ты должен развиваться и обучаться, ты будешь это делать так, как тебе скажут, где скажут и с кем скажут), что вполне объяснимо с точки зрения «интересов компании», но при этом, чревато различными негативными психологическими эффектами, по меньшей мере, неэффективностью развивающего обучения, его отторжением и саботажем, по большому счету – системными ошибками в организации бизнес-процессов, провокацией внутриличностных и межличностных конфликтов в организации.
[5] Имеется ввиду негативный социальный опыт формирования человека «нового типа» в недавнем прошлом нашей страны, негативный опыт обучения коучингу в компаниях, где менеджеры не пользуются знаниями, полученными в специальных обучающих программах, проводимых корпоративным университетом и приглашенными специалистами, это знание не укореняется и не прорастает. А также вообще негативный опыт в построении образовательного процесса – репрессивный стиль обучения, порождающий, как следствие, в различных формах сопротивление обучающихся.
[6] Понятие «живая традиция» пришло к нам с Востока, как форма передачи знания непосредственно от учителя к ученику, который, в свою очередь становится учителем уже для своих учеников, и так далее в течение последующих поколений учеников-учителей.