• Главная
  • Актуальные статьи
  • Экологический «разворот» в психологической науке и практике и других областях человеческой деятельности

Экологический «разворот» в психологической науке и практике и других областях человеческой деятельности

(глава из авторской монографии Экологическая психотерапия психосоматических расстройств личности, Университет «Дубна», 2018)

 

Когда сходные дисциплины накопляют достаточно большой материал
в сравнительно отдалённых друг от друга областях, возникает надобность
свести весь разнородный материал в единство, установить и определить
отношение между отдельными областями и между каждой областью
и целым научного знания... 
Единство достигается путём подчинения, господства, путём отказа
отдельных дисциплин от суверенитета в пользу одной общей науки.
Внутри нового целого образуется не сосуществование отдельных
\дисциплин, но их иерархическая система, имеющая главный
и вторичные центры, как Солнечная система.

Л. С. Выготский

Очевидно, что процесс познания человеком себя и окружающего мира постепенно стирает грани между различными научными отраслями, которые прорастают друг в друга все более заметными взаимосвязями. Процесс познания естественно подвигает нас к синтезу и сближению различных научных дисциплин и подходов в лоно «общей науки» (Л. С. Выготский), позволяя лучше понимать и, в свою очередь, эффек­тивней решать насущные вопросы, в частности в области человеческого здоровья.
Философские, научные умы, всегда стремились к пониманию главного, другими словами, универсального объяснительного принципа жизни ещё с античных времен. Первым ярким пред­ставителем отечественной науки, посвятившим, по сути, всю свою жизнь постижению основ и законов мироздания, попытке объединения самых разных областей научного знания, был великий русский ученый М. В. Ломоносов. В более поздние периоды мно­гие ученые также были вовлечены в процесс научного поиска этого универсального принципа, но в отличие от Ломоносова скорее ушли от синтеза научного познания в более узкие специфические области.
Л.С.Выготский, в свое время, анализируя общие проблемы психоанализа, рефлексологии, персонализма, гештальт-психологии, сходные ме­тодологические ошибки, совершаемые в этих подходах при опреде­лении универсального принципа жизни, в попытке понять и объяс­нить частным (либидо, рефлекс, личность, гештальт) общее (чело­веческое поведение, жизнь, культуру), приходит к закономерным умозаключениям:
«Не показывает ли эта тенденция всякой новой идеи в психологии к превращениям в мировой закон, что психология действительно должна опереться на мировые законы, что все эти идеи ждут идею-хозяина, которая придёт и поставит на место и укажет значение каждой отдельной, частной идеи?»[1].
Действительно, сама жизнь подводит нас к пониманию ключевых жизнеобразующих принципов мироздания. Так, необходимость экологического разворота в науке, развития экологического сознания давно уже созрела естественным образом, и подстё­гивается сегодня насущными проблемами, возникающими на фоне социально-экономических и политических процессов по переустройству общественной жизни, а также логикой развития науки, в частности психологической. Ис­следования в области отношений человека и окружающей среды, изучение тех проблем, которые переживает человеческий организм в этих отношениях, психологический анализ, совершаемый изнут­ри психологической практики, приводят к выводу о том, что во многих случаях, касаются ли они социально-экономических про­цессов или же индивидуальных психологических проблем совре­менного человека, принимаемые меры, призывы, предупреждения, а тем более насильственные методы не приводят к желаемым ре­зультатам. Любые же попытки использовать привычные методы выхода из назревающих кризисов, как правило, малоэффективны. Экологическая обстановка, особенно в городах, промышленных районах, сегодня продолжает ухудшаться, равно как и современная социально-политическая, экономическая жизнь перенасыщена раз­личного рода кризисами и проблемами, независимо от региона, за редким исключением. Уничтожение собственной среды обитания в угоду экономическим интересам, техническому прогрессу и урбанизации – стало одной из характеристик человеческой популяции, отличающей ее от других биологических видов, населяющих планету[2].
В результате индустриального технического развития и во многом утраты современным человеком в массе своей глубокого понимания своей внутренней природы, культуры взаимодействия с окружающей средой мы переживаем время серьёзнейших экологи­ческих и социальных проблем. С конца XVII—начала XVIII вв. воздействие человека на среду обитания стало всеобщим, как пра­вило, разрушительным. Началась эпоха техногенеза. На этом этапе воздействие человечества на природную среду выражается в сра­ботке энергетических ресурсов, загрязнении геосферных оболочек Земли. Процесс техногенеза стал явлением грандиозным по масш­табам и опасным по своим последствиям, объем твердых от­ходов промышленности и быта оценивается в 20—30 млрд. тонн вещества, из которых около половины составляют органические соединения; выпускается до 1 млн различных веществ, отсутствую­щих в природной среде; вносится в почву примерно 100 млн. тонн минеральных удобрений и более 500000 тонн различных токсикан­тов, за один год извлекается из недр до 100 млрд. тонн мине­рального сырья, освоено 56 % поверхности суши; ежегодно в во­доемы сбрасывается около 600 млрд. тонн промышленных стоков, требующих 12—15-кратного разбавления для их нейтрализации. На фоне все ускоряющегося роста народонаселения это породило со­временный глобальный экологический кризис, признаваемый сегодня прак­тически всеми учеными[3].
Идеи экологического подхода, в частности в психологии, возникли уже в середине двадцатого столетия, как само­стоятельное направление в научном познании и развивались австрийским физиком Эрвином Шредингером в его труде «Что есть жизнь?» (1944). В 70-е гг. норвежским философом Арне Наэссом были введены понятия «поверхностной» (человеко-цент­рированной) и «глубинной» (человек—природа во взаимосвязи) экологии. В 1972 году Грегори Бейтсоном была написана книга «Шаги к экологии разума», Джеймсом Дж. Гибсоном - «Эко­логический подход к зрительному восприятию» (1979). В 1990 г. философом Уорвиком Фоксом было исполь­зовано понятие «трансперсональной экологии», понятие «озелене­ние самости» — глубинным экологом Джоанной Мэйси (1991), «эко-психология» — историком культуры Теодором Розаком (1992). Попытка интеграции перечисленных, а также многих дру­гих идей и концепций в русле экологического подхода сделана Фритьофом Капрой в его книге «Паутина жизни» (1995).
В 2001 году появилась на свет книга-учебник «Эргономика», написанная в соавторстве отечественными учёными-психологами В. П. Зинченко, В. М. Муниповым, поднимающими, в том числе, проблему научно-психологической организации труда, задачу сбалансированного, взаимодополняющего, а не взаимоисключающего сотрудничества человека и техники в определённых эко-условиях. Различные ас­пекты экологической психиатрии — влияния среды на психическое здоровье человека рассмотрены В. П. Самохваловым в книге «Эво­люционная психиатрия» (1993). Влияние климато-географических факторов на человеческое здоровье, исследование физиологии ор­ганизма, испытывающего стресс в неблагоприятных экологических условиях, закономерности процесса адаптации рассмотрены в кни­ге «Экологическая физиология человека» (Н.А.Ага­джанян, А.Г.Марачев, Г.А.Бобков, 1999). Актуальные проблемы отношений «человек-природа» нашли своё отражение в книге би­олога и психолога В.А.Ясвина «Психология отношения к при­роде» (2000). В своей книге автор подробно рассмотрел историю и традиции экологической психологии, психолого-педагогические аспекты отношения к живой природе и пути формирования «эко­логического сознания». Перечень литературы, посвящённой этой проблематике, безусловно, неполный.
Актуальные вопросы, возникающие сегодня перед челове­ком, природой и обществом, делают вполне справедливым рас­смотрение проблем отношений «организм-среда», «личность-об­щество» во взаимосвязи экологии души и тела, экологии челове­ческих взаимоотношений, экологии окружающей среды обитания. Именно с этой точки зрения уместна постановка следующих вопросов. Что мы понимаем под экологией души и тела, чело­веческих отношений, окружающего мира, каковы экологические законы жизни? Что происходит с человеком, обществом и окру­жающим миром в кризисных связях и отношениях? Отчего чело­веческое сообщество регулярно попадает в условия различных со­циально-экономических, политических, техногенных и экологичес­ких кризисов, зачастую усугубляющихся с ходом новейшей исто­рии и техническим прогрессом[4]? Отчего современный человек часто не реагирует на очевидные факты подобных кризисов, не противостоит им или же эти действия недостаточно эффективны для выхода из них? Отчего физические и психические болезни челове­ческого организма принимают всё более изощрённые формы и рас­пространенность? Что создаёт благоприятные условия для предот­вращения перечисленных проблем и перехода на другой качест­венный уровень мировосприятия, развития, жизни, а не выживания, перебираясь из одной проблемы в другую?
Под экологией окружающего мира, имеются в виду не только природные, биологические процессы, но и процессы соци­ально-политические, экономические, культурные, к которым мы, по выражению М.М.Бахтина, «сопричастны» и которые в своё время русский учёный В.И.Вернадский определил, как «ноосфе­ру» — культурно-цивилизационный слой Земли. Сам же термин «эко­логия»[5] так и означает науку об отношениях организма и среды с тем немаловажным, на мой взгляд, дополнением, что человеческий ор­ганизм является не только механизмом, работающим по принципу «внешний стимул-реакция», но и находится в развитии, приобретая все новые средства для этого — «осредствляясь», становится субъ­ектом, познающим себя, стимулы и события своего внутреннего мира, приобретая на этом пути больше степеней свободы в выборе своих реакции, действий, социальной деятельности, адаптации.
Систематизируя для наглядности особенности отношений че­ловека с окружающим миром в диадах «организм-среда», «лич­ность-общество», условно можно выделить четыре основные фор­мы разрешения человеком своих насущных проблем и потребнос­тей, отличающиеся по направленности «на себя» или «на окружа­ющий мир», а также условно негативный и позитивный характер этой деятельности. При этом данные формы поведения, являясь противоположными друг другу, могут быть крайними или экстре­мальными в своих проявлениях и поэтому часто дезадаптивными.
Условность характеров связана с тем, что данные формы поведения можно рассматривать в разных ракурсах, находя в каждой из них и позитивные, и негативные компоненты. Например, разрушитель­ные (негативные) формы индивидуального поведения могут по­мочь людям познать теневую сторону человеческой личности, по­нять ценность жизни вообще, т.е. прийти к позитиву; экологи­ческий кризис (негатив) может дать толчок к развитию науки о взаимоотношениях организма и окружающей среды, позволяя со­хранять среду обитания (позитив) и т.д.
Это, безусловно, самые об­щие примеры того, как отрицательное превращается в положи­тельное, но существует непредсказуемое и неисчислимое количест­во и других, более частных случаев взаимодействия и взаимо­превращения условно положительного в условно отрицательное. Подобные примеры демонстрируют процесс взаимного диалекти­ческого превращения явлений жизни, взаимодополнения, их взаи­модействия, подобно тому, как переплетаются друг с другом «уток и основа» — продольные и поперечные нити ткани[6].
Таким образом, экологический принцип миропонимания и ми­роустройства, как определяющий наиболее оптимальные способы адаптации в соответствии с законами мироздания, природы и сре­дой обитания в известной степени можно рассматривать в качестве универсального принципа в подходе к пониманию человека, его пси­хическому и физическому здоровью. Этот «принцип», безусловно, существовал, и будет существовать всегда, независимо от степени понимания его кем-либо. Судя по всему, именно степень такого понимания прямопропорциональна качеству человеческой жизни, поэтому вполне закономерно, что многие исследователи приходят к пони­манию окружающего мира, как «дома» со своими законами, прихо­дят к осознанию необходимости беречь его, изучать эти законы.
 
Если говорить о психотерапевтическом процессе, попытка тера­певта следовать живой логике терапевтического контакта (осо­знанное следование за феноменальными реакциями и состояниями организма и психики пациента в данных обстоятельствах, их адек­ватное отражение в контакте, в том числе профессиональный от­клик на ситуативные и отсроченные потребности пациента), ко­торой подчинены его профессиональные действия, есть не что иное, как опора на «экологический принцип».
Конечно, нельзя игнорировать и тот факт, что такой подход в известной степени создаёт благоприятную почву для неопределён­ности в терапевтическом процессе и хаоса в действиях терапевта, который, как и его пациент, может потеряться в этой неопреде­лённости и множественности феноменальных реакций, состояний, действий. Практика показывает, что знание базовых универсаль­ных признаков здорового и нездорового функционирования чело­веческого организма и психики[7], внимательное отношение к лич­ности пациента, профессиональный и личный опыт, чувства, ин­туиция терапевта — все, что составляет его собственный нави­гатор, помогает найти совместно с пациентом оптимальное направ­ление движения в психотерапевтическом процессе.
 
Разрушительные формы человеческого поведения по на­правленности на себя:

  1. Различные виды аутоагрессии: самоуничижение, пережи­вание своей неполноценности, уничтожение себя через болезнен­ные и вредные для здоровья привычки, крайняя форма — само­убийство, неверие в возмож­ность удовлетворения своих потребностей через самосовершен­ствование и самоутверждение;
  2. Самовозвеличивание и мания гиперполноценности («комп­лекс сверхчеловека»), бездумное самосовершенствование, («невро­тическое стремление к развитию» по К. Хорни), поиск опоры иск­лючительно в себе, неверие в возможность опоры на окружающий мир и людей.
 
Разрушительные формы поведения по направленности на мир:

  1. Агрессивное уничтожение природы, загрязнение окружаю­щей среды, создание различного рода экологических проблем, неспособность к осмысленному, эко­логическому, неагрессивному для природы прогрессу — сотруд­ничеству с природой через её познание;
  2. Совершенствование окружающего мира с использовани­ем внешних средств адаптации, достижений технического прогрес­са — «подгонка» окружающего мира под себя, неверие в собствен­ный потенциал для адаптации в окружающем мире, без опоры исключительно на внешние материальные средства.
При этом, многие существующие сегодня подходы и методы решения актуальных задач в различных областях человеческой деятельности, включая современные антропопрактики, направленные решение проблем психологического и физического здоровья, страдают, на мой взгляд, существенными недостатками, в итоге, деструктивно влияющими на человеческое сознание, поведение, здоровье в целом:
- профицит интеллектуализма и рационализма при дефиците эмпатии, эмоционального интеллекта и чувственного опыта познания;
- директивность и игнорирование способности человека к самостоятельному решению своих проблем, к самообучению и порождению своего уникального знания жизни, своей реалистичной картины мира;
- нарушение баланса между базовыми механизмами развития, жизнеобеспечения человека и переизбытком новой информации, при неспособности ее оптимально усвоить, нарушение в терапевтическом процессе, таким образом, «зоны ближайшего развития»;
- преобладание шаблона, технологичности и инструктивности над спонтанностью, «потоком» и открытостью по отношению к незапланированным оригинальным решениям проблем психосоматического здоровья и других жизненных трудностей;
По сути, экологическая психотерапия психосоматических расстройств, целостный экологический подход - это попытка восстановить этот баланс в практическом поле психотерапии, каждый раз исходя из индивидуальных особенностей обратившегося за помощью человека. Это психологическая работа с нарушенной связью между его внутренней природой (телесно-двигательной и внутриорганной, эмоциональной и мыслительной деятельностью, сознанием) и окружающей природной и социальной средой обитания. Это психологическая поддержка и сопровождение естественного процесса выздоровления и развития. Это поэтапный процесс обращения человека к себе, к своему «дому» в самом широком смысле слова, в поиске резонанса между своей внутренней природой и окружающей природной средой, а также средой социальной, персонифицированной на начальном этапе в лице специалиста, последовательно сопровождающего своего подопечного на пути обретения здоровья, самопознания и познания окружающего мира. Это совместный поиск ответов на проблемные вопросы, возникающие в этом процессе, поэтапное раскрытие, развитие и реализация внутреннего потенциала – уникальных способностей и талантов.
Подобный процесс взаимодействия специалиста и обратившегося к нему за помощью заболевшего человека, как показывает практика, создает необходимые и достаточные условия формирования экологического сознания личности и, как следствие, формирования дружественного по отношению к своей среде обитания поведения. В этом смысле, путь к счастливому и здоровому состоянию, самоощущению и такому же мироощущению во многом лежит через понимание и постижение своей внутренней природы и достижение внутренней гармонии, где важнейшим становится вопрос о том, каким образом и какими средствами это достижимо.
 

ЛИТЕРАТУРА:

[1] Исторический смысл психологического кризиса. Л. С. Выготский. Психология. М., Эксмо-Пресс, 2000, С.27.

[2] Тема насильственной подгонки окружающей среды под свои экономические нужды нашла свое пронзительное отражение в повести В.Распутина «Прощание с Матёрой» (1976), а также в произведениях других писателей-почвенников.

[3] Трофимов, В.Т., Зилинг, Д.Г. Экологическая геология. М. : ЗАО Теоинформмарк, 2002.

[4] Пользуясь выражением Бернарда Шоу, «люди научились плавать, как рыбы, летать, как птицы, но ещё не научились жить, как люди».

[5] Понятие «экология» впервые предложил в середине XIX в. немец­кий ученый Эрнст Геккель. Восходит оно к греческим oikos (ойкос или экос; на римский манер oecus — экус): «жилище, дом, имущество, состоя­ние, добро» и λογία (логия) — «говорю». Ойкосом древние греки называ­ли также одно из помещений дома, служившее святилищем. Слово «эко­логия» международное: практически все языки мира созвучны в его про­изношении. Одним из редких исключений является вьетнамский язык, где при дословном переводе sinh thái học получается «рожденный статус школы».

[6] Лама Анагарика Говинда описывает подобным образом реаль­ность, как бесконечную взаимосвязанность «всего сущего во внешней структуре универсума» (Творческая медитация и многомерное сознание. М., 1993).

[7] Диагностико-терапевтическая (динамическая) «модель» личности в целостном экологическом подходе, феноменологическое описание условных признаков «нормы» и «патологии» физических систем и психических функций (В.В.Можайский, 1998, 2005, 2018).

Так же по теме:

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ ЛИЧНОСТИ

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МАРКЕТИНГ И МЕНЕДЖМЕНТ «НОВОЙ ВОЛНЫ»

ЭКОГРАДЫ - УТОПИЯ ИЛИ НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ НОВОЙ РОССИИ?