+7 (962) 911 71 14
+7 (926) 548-84-43

Подпишитесь на обновления

Фрагмент 1. «Светик».

         В своих «беседах о русской культуре» Юрий Лотман, затрагивая тему литературы, в частности процесса чтения, говорил, что «над книгой» важно «мечтать», имея ввиду процесс ассоциативного мышления, позволяющего, в том числе, визуализировать читаемое. В этом случае видение и понимание произведения становится объёмней, глубже, интересней, в конце концов. Так просто. И так мне знакомо с самого детства – возникающие перед глазами яркие живые и захватывающие дух картинки самых разных событий и обстоятельств, монотонно и монохромно отпечатанных одними и теми же буквами в разных сочетаниях между собой, на одинаковых бумажных страницах. Сколько всего за этими, в общем то простыми значками, можно увидеть и понять! 
         А сколько всего можно увидеть не просто за буквами, но людьми?! Может быть поэтому последние годы я почти не читаю книг? Читаю людей, иногда с удовольствием перечитываю - уникальное чтиво, доложу я вам! Безумно интересные «истории», «новеллы», «романы», «эссе», «рассказы» и «поэмы», «мемуары», которые ты встречаешь на своем пути, среди которых ты живешь, работаешь, ходишь по улицам, ездишь в метро и путешествуешь по миру, возможно такой же «читаемый» кем-то.
       И вот она, все такая же обаятельная с такой же мальчуково-стройной фигурой и такой же короткой стрижкой, одетая стильно и со вкусом, в приглушенно-кобальтовые тона, с немного уставшими, но такими же, как и двадцать лет назад прекрасными карими, внимательными и немножко по-детски встревоженными глазами. Она стоит на фоне освещенной стены моего кабинета, изящно жестикулируя, неспешно и очень занимательно рассказывает о достоинствах и особенностях шампанского, сделанного на моей родине - в Крыму. Тут же отвечает на естественно возникающие вопросы слушающих, приводит примеры из практики виноделия и практики винопития, ненавязчиво знакомит нас с основными понятиями, проводя перед нами стройные терминологические ряды «сульфидов», «миллезимов», «ремюажей», «дегоржажей» и других стражей этого интересного дела. Приводит примеры из жизни, в том числе примеры взаимодействия с вином из собственной жизни. 
      Она профессиональный психолог и профессиональный сомелье - ведущий нашей новогодней дегустации. Поработала психологом-практиком, преподавала в университете, поездила много где по миру, посмотрела, пожила, родила троих, заодно поучилась прекрасной профессии, вдогонку к первой, да ещё в таких пенатах, о которых грезят многие, кто становится на путь познания тонкостей бизнеса и развития своего дела. Какое чудесное сочетание профессий и совпадение самых разных событий жизни! Какая из всего этого выросла замечательная возможность глубоко, неспешно и тонко вникнуть в мир вина, виноделия и жизни вообще. Как это иногда бывает просто, радостно и приятно – воспринимать и понимать жизнь в ее многообразных проявлениях из прошлого, настоящего, будущего! Светик…
       Помню лет двадцать назад, дело было на 1 апреля – «день смеха», мы, дружной студенческой компанией, человек восемь, где была и Светик, решили отметить только что сданный зачет по психофизиологии в нежно любимом нами кафе на втором этаже «домкома», неподалеку от психфака. Как и водилось тогда, денег всегда не хватало и вскладчину хватило только на одну бутылку шампанского, кофе и, по-моему, какие-то орешки. Не беда! Весна, дружная компания, сданный зачет, хорошее настроение, мы молоды и красивы – все это с лихвой компенсировало материальные затруднения и делало жизнь прекрасной. Хотя выпить ещё шампанского конечно всем хотелось! Вдруг, совершенно непонятно откуда над нашим столом зависла рыжая бородатая голова, с богемно повязанным шейным платком и, совершенно не обращая внимания на мужскую часть компании (как будто нас вообще не было за столом!), обратилась к прекрасной ее женской части: «Милые девушки! Там, внизу на первом этаже, в ресторане собрались за одним столом композиторы-песенники. Я предлагаю вам присоединиться к нашей компании и приятно провести время!». 
       Сказать, что мужское «население» нашего дружного коллектива, включая меня, вошло в состояние тихой оторопи – не сказать ничего! По-моему, слышно было, как по команде с причмокиванием отвисли наши челюсти, покачиваясь какое-то время из стороны в сторону. Девчонки, учтиво поблагодарив бородатую голову, вежливо отказались, и голова исчезла так же, как и возникла. Кто бы сомневался! Ах, наши прекрасные, верные и любимые подруги... Но может быть это был такой «композиторский» розыгрыш в день смеха, подумали мы? Посмеялись над нами песенники, так сказать. В любом случае, наше мужское самолюбие было основательно задето… План «ответного удара» созрел мгновенно. Наверное, в такие моменты Архимед кричал «эврика!», Пушкин – «ай да Пушкин, ай да сукин сын!», а Моцарт радостно фонтанировал все новыми и новыми гениальными музыкальными темами.
       Несколько минут тут же организованной оперативной планерки под возбужденные повизгивания наших психологинь и не менее возбужденный баритон ребят. Я встал и направился на первый этаж, в ресторан, где пировали песенники, а ребята по условленному плану действий должны были несколько погодя передислоцироваться из кафе обратно в здание психфака и ждать меня там в одной из пустых аудиторий. Задача была, при этом тихо и незаметно прошмыгнуть мимо входа в ресторан, забрав свою и мою в том числе одежду из гардероба, находившегося в холле, как раз напротив широкого открытого входа в этот самый ресторан. Это было непросто, как выяснилось, наши оппоненты сидели, аккурат, напротив выхода-входа и все происходящее в холле перед гардеробом было, как на ладони. Практически нужны были навыки ниндзя!
       Конечно, я волновался, но не долго. Так сказать, кто к нам с мЯчом пришел, обязательно получит по шайбе… Особенно первого апреля. Я быстро отыскал взглядом искомый столик по выделявшейся рыжей бородатой голове. Голова, признаться это удивило, заметив меня, направилась в мою сторону с несколько извиняющимся видом. Я торжествовал, уловив едва заметное волнение и смущение в глазах супостата. Видимо, в закрутившемся вихре эмоций мы с ним уже без слов в определенном смысле понимали друг друга. Понимаешь, - сказала голова, - ко мне из Перми приехал друг – композитор, и я хотел познакомить его с красивыми московскими девушками! Понимаю, - сказал я, сдерживая себя, чтобы не озвучить свое отношение к таким беспардонным способам поиска красивых девушек и одновременно делая сочувственный вид. Я начал говорить о том, какие девчонки потрясающие (тем более это действительно соответствовало реальности) и что неудивительно, что они так понравились. 
       Пять бутылок шампанского, - спокойно назначил я цену, изображая максимально невозмутимый, но понимающий мужской взгляд, - ровно по количеству девчонок! - Да?!, - радостно и удивленно переспросила голова, - сейчас я с другом поговорю! Рыжий ринулся обратно к шумному композиторскому столику, оставив меня к счастью на время, дав тем самым возможность перевести дух, в том числе от странного незнакомого ощущения себя в роли «сутенера». От столика, обратно в мою сторону отделились уже двое – голова и его, как я понял пермский приятель. Деловые переговоры втроем приняли более предметный характер. Оказывается, в особо судьбоносные для себя моменты жизни творческие люди тоже могут быть конкретными и деловыми. Но я не предполагал, что настолько! 
       Четыре бутылки! – начал торговаться наш пермский композитор. От комичности всей ситуации меня начал душить смех, ко всему ещё накрыло аллюзиями из бессмертных «12 стульев» - «я полагаю, что торг здесь не уместен!». Я призвал на помощь весь свой опыт саморегуляции, дабы сохранить хотя бы внешнюю видимость серьезности и мужского взаимопонимания в таком пикантном деле. Как ведь порой в самых необычных ситуациях оказываются кстати навыки работы с дыханием. Черт с вами! – наигранно недовольно бросил я, - четыре, так четыре, несите, я отнесу наверх шампанское, мы выпьем наверху вместе с ребятами, чтобы разрядить ситуацию, и я девчонок приведу, уже договорился с ними.
       Все уже близилось к развязке, но тут, как водится в хороших детективах, обстоятельства приняли неожиданный поворот. Наш провинциальный служитель муз, несмотря на описание рыжей головой общих тактико-технических характеристик наших барышень, решил лично ознакомиться с предметом торга. Что ж, имел полное право. Ведь он заплатил за целых четыре бутылки шампанского, отважно и решительно приобретенного вместе с другом по ресторанным расценкам! Только это уже не вписывалось в наши планы. Так получилось, что именно в этот момент дружная студенческая компашка реализовывала часть плана под кодовым названием «незаметное прошмыгивание мимо входа в ресторан», где собственно и осуществлялась сделка века. Весь наш гениальный первоапрельский план – он же «ответный удар» мог порушиться в один миг! 
       Пермяк уже развернулся к выходу из ресторана, чтобы осуществить исследовательский рейд. Надо было срочно что-то предпринимать, при этом сохраняя спокойствие, деловитость, а главное правдоподобность происходящего. Погоди секундочку, - сказал я, - давай все же я сам сначала опишу тебе наших девчонок, для большего понимания. И не дожидаясь его согласия на мои просвещенческие речи, я продолжил, - они не просто красивые девушки, они психологи, к ним нужен особый подход. Я уже не помню точно, что ещё я нёс, описывая их психологические особенности и внешность (помню только, что начал свое описание со Светика и Аленки). В любом случае, этот трюк удался, и время было выиграно! Да и у пермяка, судя по всему, исследовательский пыл был удовлетворен в значительной степени моими байками. В это время рыжая голова, оставившая нас с композитором на некоторое время, возвращалась к нам обратно, торжественно неся перед собой зажатые между пальцев горлышки четырех бутылок шампанского, играющих на свету своими серебряными головками, как олимпийскими медалями. Бутылки незамедлительно переместились в мои руки, и я в такой же торжественной позе спокойно и деловито пошел к выходу, предусмотрительно отправив своих визави готовить дополнительные удобные места за столом. - Дамы ведь сейчас придут, нужно сервировать!, - сказал я. Помню еще, что направляясь к выходу, думал «как бы не побежать, и не засмеяться!».
       Какая же замечательная спонтанная вечеринка получилась у нас тогда двадцать лет назад в пустой аудитории психфака! Хохотали, обсуждали произошедшее, строили свои версии возможных реакций и поведения наших песенников, оставленных с вполне заслуженным "носом", танцевали, глядя друг на друга кто радостным, кто победным, кто заговорщицким, кто восхищенным, кто любящим взглядом. И пили трофейное шампанское, казавшееся тогда особенно вкусным и пьянящим!
И вот, спустя двадцать лет, в уютной обстановке своего кабинета, уже украшенного по-новогоднему, я перекатываю языком во рту глоток розового брюта «Пино Нуар», сделанного в родном Крыму, слушаю приятный немного низкий тембр голоса Светика, удивляюсь тому, что узнал от нее, в том числе, о хорошо известных мне крымских винах, и в моей памяти перекатываются картинки того счастливого, звенящего и безбашенного студенческого времени, переплетаясь с теплой душевной атмосферой нашей неспешной и размеренной сегодняшней встречи. 
       Счастливые моменты жизни из разных ее времен и разных ее пространств! Такие в чем-то похожие и такие уже разные. И все мои… Спасибо тебе, Светик!

Посмотреть в картинках

Декабрь 2014г.

 
Яндекс.Метрика