УДЕРЖИВАЯ РАВНОВЕСИЕ И ДОГОВАРИВАЯСЬ С ВЕТРОМ

 о технике плавания на виндсерфинге и немного о жизни, психотерапии и практике сопровождения

Сначала я выжимаюсь на руках, опираясь ладонями на шершавую поверхность своей доски. Делаю это ближе к центральной ее части со стороны противоположной той, куда опущен на воду парус. Так удобней, комфортней и парус не мешает. Выжимаюсь легко, как когда-то в детстве, проворно перелезая через забор старого большого и ничейного абрикосового сада, рядом с домом, куда мы с друзьями лазили таскать абрикосы и гоняться за майскими жуками, низко планировавших над землей, хватая их прямо на лету. В морской воде, со своим уже недетским весом, физически выжать себя значительно проще. Приятная омолаживающе-ностальгическая иллюзия детской проворности и легкости сопровождает тебя какое-то время, пока, закинув на доску правую или левую ногу и упираясь в нее коленом, затем ступней, ты не начнешь выносить из воды уже весь свой вес.

Если море относительно спокойное, то можно сразу же принять устойчивое вертикальное положение на ногах, встав одним боком к носу, а другим к корме, поставив ноги примерно на ширине плеч по центральной линии от носа к корме. Вставая на ноги, одновременно можно подхватить рукой стартшкот – прочный канатик, прикрепленный к основанию мачты и гику, для вытаскивания паруса из воды. Гик – это такая двухсторонняя ручка-рама, за которую держат парус и которая растягивает парус от мачты в ветроулавливающую плоскость.  Одну ногу нужно поставить сразу же за мачтой или перед ней, другую - ближе к корме (по той же центральной линии). Если же море волнуется, да к тому же доска без шверта – длинного плоского плавника, уходящего из центральной части доски вниз в воду и обеспечивающего бОльшую ее устойчивость (но ограничивающего скорость), то вылезая на доску, действуешь уже по ситуации и ощущению того, насколько ты сейчас скоординирован и чувствуешь свой центр тяжести.

Для этого можно сначала лечь на доску лицом вниз и почувствовать волны через доску всем телом, животом или постоять на четвереньках, ощутив, таким образом, степень волнения воды и дав себе время на адаптацию к нему. Затем проделать то же самое – подхватить шкотик и начать поднимать парус из воды. Интересно заметить, что многим жителям столицы, даже тем, кто никогда ничего не слышал о виндсерфинге и других морских забавах подобного рода, в той или ной степени знаком навык координации своих движений и тела на неустойчивой под ногами поверхности. Многие, скорее всего, даже не догадываются об этом, пользуясь таким навыком рефлекторно. Во всяком случае, мои наблюдения в московском метро регулярно поставляют замечательные тому подтверждения с иллюстрациями, когда в мотыляющемся из стороны в сторону вагоне (а такие ветки метро ещё есть), держась крепко за поручни, ты вдруг видишь людей разного возраста и пола, не держащихся и не опирающихся на что либо, при этом, с изящной легкостью сохраняющих устойчивость и равновесие.
Вот ведь где праздник правильного распределения центра тяжести на уровне выработанного (возможно поколениями) рефлекса! Вот где оптимальное соотношение тонуса и расслабленности голеностопного, тазобедренного суставов, поясницы, за которые борются тысячи начинающих, продолжающих ну и конечно завершающих серферов!!  Невольно и сам вспоминаешь тут же, что ты не лишен этого навыка, отпуская ненужные и захватанные поручни-костыли, и несешься уже совсем с другими чувствами от станции к станции, как на своей доске: «станция «Ветер в парус», осторожно, двери закрываются, следующая станция «Морские просторы»!». Подобная устойчивость - крайне важный навык, для совершения всех остальных действий с серфингом, которые приведут его и тебя вместе с ним в трудно передаваемое словами захватывающее состояние скольжения по морской глади.
Старый мой серф, сравнительно более тяжелый, но устойчивый «Мистраль» с красивым треугольным желто-зелено-голубым парусом, номером 25606 и прозрачным «окном» в центральной его части, купленный лет семнадцать назад и служивший верно все эти годы, был швертовым. Новый  - современный и значительно более легкий и быстроходный «Шарк» уже без шверта. Присутствие шверта на старом серфе невольно напоминает мне каждый раз, что за устойчивость и стабилизацию движения нужно платить ограничением в скорости. Его отсутствие теперь говорит, что за скорость ты платишь устойчивостью и стабильностью, но лишь тогда, когда стоишь на месте или двигаешься медленно. Все как в жизни… Физически парус с мачтой поднять из воды несложно по причине изготовления этих деталей из сверхлегких, при этом, сверхпрочных современных материалов, и если это делать без резких рывков шкота на себя. Постепенно перебирая шкот руками, нужно подтянуть парус к себе и взяться одной рукой за ручку гика. Желательно, сразу той рукой, которая ближе к носу доски.

Волшебная геометрия и, в общем-то, простое, но абсолютно гениальное устройство этого плавательного средства непременно приводят к тому, что при постепенном подъеме паруса из воды и попадании на него ветра доска уже может начать плавное скольжение. Только держи равновесие и начинай поднимать парус, и все уже начнет происходить! Такова уж природа этого процесса… Если же ты вскарабкался на доску не спиной, но лицом к ветру, а парус, лежа в воде, смотрит в эту же сторону, то технически встать правильно к ветру и поднять парус будет несколько сложнее, но ровно настолько же интересней. И это замечательный опыт «становления» и правильного разворота, если ты не с той стороны подошел к своему плавсредству, пытаясь оседлать его! Важно уметь ко всему подходить с «правильной» стороны. Если же вы подошли с «неправильной», вас все равно развернет на ветру. Или же скинет парусом с доски, если поднимете его резко…

При постепенном подъеме паруса в таком положении и удерживании его в поднятом состоянии за ручку гика, доска также постепенно начнет свое скольжение по окружности, выставляя парус флюгером по ветру, вас спиной к нему (доску, соответственно, перпендикулярно линии атаки ветра). Для этого, держась за ручку гика и балансируя в неустойчивом положении, необходимо переместиться вокруг мачты вслед за разворачивающимся парусом. Руками, при этом, необходимо перехватить, так как ведущей (передней по ходу движения) становится уже другая рука. Этот навык также важен для того, чтобы развернуться и идти на серфе в обратную сторону (вернуться к берегу или от берега - уйти «мористей»). Также, если вам необходимо идти «галсами» – то одним, то другим боком доски к ветру поочередно, то есть двигаться в заданном направлении при встречном ветре. Против более сильной стихии можно двигаться, но двигаться не «в лоб». При этом использовать ее же энергию для движения «против» нее… К слову сказать, этот принцип используется в некоторых единоборствах, в разных этносах (например славянские любки или японская борьба айкидо).

Стоять спиной к ветру – это для того, чтобы обеспечить физиологически удобный противовес парусу, набирающему ветер. В противном случае, если вы окажетесь лицом к ветру, резко подняв мачту с парусом, то вас, как было уже сказано, скинет парусом с доски в воду, при этом, может хлопнуть еще, как следует, по голове мачтой либо гиком. Сей момент имеет, на мой взгляд, великое психологическое и педагогически выверенное воспитательное воздействие. Во-первых, это чтобы вы не пороли горячку и поостыли чуть в прохладной воде. Во-вторых, чтобы поразмыслили о жизни и не подставлялись более стихии ветра, концентрированно усиленной парусом, с неправильной стороны. Ну и конечно, в-третьих, чтобы правильно повторили урок с самого начала. Макаренко с Сухомлинским отдыхают… В этом противостоянии-взаимодействии с природной стихией, опосредованном парусом и мачтой и рождается компромиссный договор с ветром - тягловая сила, двигающая вас вперед. Но сначала нужно «договориться» с ветром! Подобное знание имеет большое значение в серфинге, в жизни вообще и в моей работе, в частности.

Практически все готово к началу скольжения! Для этого нужно второй свободной рукой, что ближе к корме доски, подтянуть несколько парус к себе за гик, наполняя его, таким образом, ветром. Если парус пластиковый и с ребрами жесткости, то подтягивая парус к себе, нужно сделать резкий, небольшой амплитуды, рывок гика на себя, чтобы образовалось «пузо» паруса, улавливающее ветер. При этом, не нужно парус подтягивать в плотную к себе, нужно его выставить под углом к линии атаки ветра, ровно настолько, чтобы началось движение и насколько позволяют ваши физические возможности. Выдержать прямое попадание ветра в парус, особенно сильного очень сложно, хотя опытные серферы иногда так и делают, чтобы максимально увеличить скорость или даже подпрыгнуть, пролететь над водой - выставляют парус фардаком – перпендикулярно линии (направлению) атаки ветра. Если опыт и силы есть, то иногда можно и фардаком, поймав в парус всю энергию ветра. Важно для этого иметь опыт и правильно оценивать свои силы. Как всегда, впрочем, в экстремальной и рисковой ситуации.

Удерживая парус за гик двумя руками и одновременно, упираясь ногами в доску и как бы немного выталкивая ее вперед из-под себя, вы сообщаете доске толкающий момент, побуждающий ее скользить по воде. Наклоны же мачты с парусом к носу или к корме доски обеспечат вам повороты вправо или влево по курсу движения. Подтягивая второй рукой парус к себе, вы сразу почувствуете эту силу – силу ветра, с которой вступаете в диалог, особенно, если ветер хорош и ровен. «Ветер, ветер! Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, всюду веешь на просторе, не боишься никого, кроме бога одного…». Любил я в детстве эту пушкинскую сказку... Интересно, что необходимо не только искать компромиссы в противостоянии с ветром, удерживая парус, но и уметь довериться ему, особенно, когда он сильный. Стоять на доске вертикально, удерживать парус во время сильного ветра, обеспечивать ему противовес, используя для этого только мышечную силу рук практически невозможно (особенно, если ваш собственный вес невелик). Чтобы удержать парус на сильном ветру, зачастую, нужно «повиснуть» на парусе над водой, держась за гик, как на турнике, упираясь ногами в доску, согнув колени и чувствуя силу ветра, позволяющую, в зависимости также от вашего веса, висеть под бОльшим или меньшим углом спиной к воде.

Этот противовес парусу, наполненному ветром,  и приводит серф в движение, а подобного рода доверие экономит силы и позволяет устоять в процессе этого движения при сильном ветре. Баланс противостояния и доверия, их единство и противоречие – диалектика серфинга… Награда за нахождение этого баланса – упоительное скольжение по водной глади со стремительным шелестом воды под доской, бурлящим белесым потоком позади нее. А, если повезет, еще и бонус – стая резвящихся рядом дельфинов, сопровождающих твое движение своими радостными дельфиньими синусоидами. Наверное, природа чувствует твое состояние и откликается на него своей живой естественной радостью и движением. Как бывает порой сложно, но как важно находить каждый раз этот баланс внутри себя. Как важно находить его в жизни вообще и в работе с людьми, в частности! Особенно, когда имеешь дело со стихиями сильных чувств – аффектами, эмоционально заряженным поведением группы людей, например, в процессе ведения тренинга, когда «дуют», порой, очень разные ветра - чувства, взгляды на жизнь, образующие «завихрения» и «смерчи» в коммуникациях. Только и успевай потом правильно выставлять парус, балансируя на неустойчивой поначалу поверхности человеческих отношений…

Впрочем, не менее сложно порой, когда пришедший за помощью человек, как бы «заморожен», энергия отсутствует - ветер не дует в «паруса жизни». Депрессия и витальная тоска в глазах, иногда хроническая… Много лет назад я разучил технику перемещения на серфе по морю в безветренную погоду, когда, например, внезапно стих ветер, а ты оказался далеко от берега или причала. Как выяснилось, можно и самому заполнять парус ветром... На всякий случай отмечу, не углубляясь в подробности физики этого явления, что ветер – поток воздуха, перемещающийся в горизонтальном направлении. Парус то у вас есть и воздух, собственно, тоже ни кто не отбирал! Осталось решить вопрос с его «перемещением». Для этого, стоя на доске с поднятым парусом, при этом параллельным линии от носа к корме, сначала нужно плавно наклонить мачту с парусом вперед. Вслед за этим плавным движением «задней руки» от себя развернуть парус перпендикулярно линии движения и уже более резким и сильным скоординированным движением обеих рук подтянуть парус к себе, как бы загребая тем самым воздух.

Принцип движения тот же, что и на весельной лодке, только здесь гребете не в воде, но в воздушном пространстве. Ну и конечно так можно понять примерно, как устроен птичий полет. Скорость при таком передвижении крайне мала, но опыт интересный, а там, глядишь, и ветерок подоспеет. А если и нет, то рано или поздно вы доберетесь этим нехитрым способом до спасительного берега, где, рано или поздно, дождетесь хорошего ветра. Так вот, практически та же самая история и с «безветренными» клиентами. Аккуратно и не торопясь начинаем «грести» вместе, если конечно «доска» на плаву, а «парус» в сохранности и не нужно его латать. «Парус! Порвали парус!...», - пел когда-то в своей «Песне беспокойства» Владимир Семенович Высоцкий... Пусть и невысокая, но, тем не менее, жизненная энергия, данная изначально нам природой, всегда явлена в той или иной степени в любом жизненно важном побуждении (ведь как-то же догреб человек до кабинета психолога с желанием решить свои проблемы!).

Проявляется эта жизненная энергия в самостоятельной активности клиента, направленной на себя, на специалиста, нуждающаяся на первых порах в поддержке и сопровождении. Это целый спектр самых разнонаправленных вербальных и невербальных реакций, состояний и «томлений», при этом часто очень незаметных и трудно определяемых с первого взгляда, рвущихся наружу, ищущих внимания и адекватного понимания, отражения в контакте. И чем ты внимательней к этим «микро-томлениям», чем глубже в понимании их природы и смысла, чем точнее и адекватнее в их отражении, тем жизненной энергии в этом контакте становится больше – ветерок поднимается, и направление движения становится яснее. Так, в опоре на витальную энергию клиента, исследуя в диалоге его личность, его жизнь, последовательно проясняя и устраняя причины угасания этой энергии, инициируется его самостоятельный выход в открытое море жизни.
Только и делай потом, что наблюдай с интересом и удовольствием, как твой клиент, пусть поначалу и с оглядкой на тебя и при твоем сопровождении, выставляет свой парус по ветру, учится создавать ему противовес, все больше доверяясь его силе, скользит с большей и большей радостью по волнам. Вдоль  берега, где спокойней и безопасней. Мористей, где сильный ветер, скорость и риск. Или в любом другом направлении, уже самостоятельно удерживая равновесие и договариваясь с ветром.

Владислав МОЖАЙСКИЙ
08.2015г.

О ПОБЕДЕ, ВОЙНЕ, ПИСЬМЕ ФРЕЙДА К ЭНШТЕЙНУ, МАССОВЫХ ПОМЕШАТЕЛЬСТВАХ И "АЛЬТЕРНАТИВАХ"

«Я не участвую в войне - она участвует во мне…»
                           (Юрий Левитанский, 1922-1996гг.)

Отгремел праздничный салют в честь семидесятилетия великой Победы, отзвучали звонкие фанфары военных оркестров и песни военных лет, в слаженном марше отстучали по брусчатке Красной площади сапоги наших доблестных воинов и союзников, стройными колоннами прогромыхала и пролетела современная военная техника, призванная вызвать гордость у своих, а заодно предупредить недругов. Прошелестела георгиевской ленточкой на теплом майском ветру нескончаемая вереница «бессмертного полка», призванная восстановить справедливость и связь поколений. Соцсеть наполнилась интересным материалом по теме победы и войны, пожелтевшими фотографиями фронтовиков – дедов и прадедов, которым досталось на своем веку.
Многих в эти праздничные дни переполняли давно забытые чувства и ощущение единения и гордости за свою страну. Многие пережили то, чего им, похоже, так недоставало уже долгое время, что очень важно было пережить от души, а не только по призыву «сверху» и именно в такой день, как бы кто ни относился к этому празднику. Пережил и я, поразмышляв над тем, что было важно и интересно мне - на тему победы и войны, без которой собственно победа в данном её понимании и не может быть осуществима. Тоже поделюсь.

«Война есть продолжение политики иными средствами». Эту формулировку я хорошо помню ещё со школьных лет. Уже по окончании университета, я познакомился с одним из интереснейших историко-психологических анализов, от чего такое продолжение политики в человеческой жизни часто неизбежно. Этот анализ был дан З.Фрейдом в переписке с А.Энштейном («Почему война? Неизбежна ли война?», 1934г.).
Если очень конспективно, то в этих письмах Фрейд затронул особенности корневой (животной) природы человека - влечение к агрессии и разрушению, естественное разделение человеческой популяции на «вождей» и «подчиненных» и такое же обусловленное природой верховенство «права сильного» в борьбе за существование. В процессе развития общества это «право» принимает внешне более сложные формы и, будучи подкрепленным «идеальными мотивами» – высокими идеями (при этом совершенно по-разному понимаемыми и интерпретируемыми разными людьми), оно  оказывает определяющее влияние на жизнь общества, культуру на политические, государственные, правовые институты. Верховенство такого права естественно и  неизбежно порождает, в итоге, «конфликт интересов», как в различных малых социальных группах, так и на более глобальном уровне – между государствами в борьбе за сферы влияния. Само же желание лишить человека его агрессивных наклонностей – корневой природы практически неосуществимо, утверждает Фрейд.

Занимаясь психологической практикой уже двадцать лет я, так или иначе, имею дело с этой корневой человеческой природой, играющей двоякую роль в жизни любого человека. Природа эта может носить деструктивный характер для ее обладателя, в виде аутоагрессии, и для его окружения, в виде социально опасного поведения. Она же может носить и конструктивный характер, в виде необходимого и достаточного защитного поведения, а также в виде преобразованной энергии агрессии в безопасные для окружающих формы достижения человеком значимых целей.
Столкнувшись с этой часто неодолимой внутренней «неизбежностью» и оказавшись в условиях войны, человеку, безусловно, важно ощутить себя, в итоге, победителем, а не побежденным. Особенно, когда ты защищаешься от агрессора, защищаешь свой дом, свою землю и твое «дело правое». Поэтому я очень хорошо понимаю радость праздника Победы и из этого ракурса. Тем более, что первая мировая война, не уступающая по утверждению историков второй мировой по своей масштабности и жестокости, не подарила нам этого гордого, радостного и вдохновляющего ощущения. Ощущение себя победителем придает войне свой высокий смысл и рождает понимание, что «все не зря», да и «победителей не судят», как известно.

И на самом деле хочется верить, что не зря, и что история всех чему-то учит – и победителей и побежденных. Хочется. Но куда деть факт того, что мы опять оказались на пороге новой войны, звериные лики которой, пусть пока и не в таких масштабах, но уже явлены в «украинском» конфликте? А корни конфликта, при этом, уходят далеко за пределы Украины… По обе стороны океана уже установлен «красный» телефон для оперативной связи (наверное, чтобы не шарахнуть друг друга по оплошности и недоразумению в создавшейся сверхнапряженной ситуации). А те самые «часы человечества», стрелки которых вплотную приблизились к конечной инстанции «зеро» все больше претендуют на опознавательный знак человеческой популяции, как тупиковой ветви эволюции или рудиментарный отросток, в лучшем случае.
Весь ужас настоящего «украинского» конфликта, прежде всего в том, что те, кто ещё вчера занимался простыми повседневными мирными делами – лечил, учил, строил, выращивал хлеб – все они, в угоду новым демократическим иллюзиям, в лучшем случае, поддержали тех, кто пошел убивать таких же, как они. В худшем – пошли убивать сами. Да ещё при этом своих же по крови, черт возьми! Тех, кто абсолютно зеркально Майдану, если смотреть на ситуацию в Донбассе и Крыму с «идейной» точки зрения, не принял существующее несправедливое, по их мнению, положение дел в стране (февральский госпереворот в Киеве) и решил строить жизнь, исходя из своих представлений «что такое хорошо, а что такое плохо». Эта очевидная логика, утраченная в головах многих людей, ринувшихся на поле боя гражданской войны, укладывается лишь в формулы, отдающие дискриминацией и геноцидом: «нам можно, а вам нет», «мы есть, а вас не будет».

Кто здесь  жертва, а кто агрессор? Кто защищает свою землю, а кто на нее нападает? Кто пламенный идейный борец, а кто грязный делец? Кто зомби, а кто мыслит самостоятельно? Все перепуталось во многих головах в этих обстоятельствах! Впрочем, как и в прошедшие войны и революции. Достаточно вспомнить роман Горького «Жизнь Клима Самгина». И чем дальше, тем этой путаницы в умах, похоже, все больше. Не удивительно! На мировоззренческом уровне столкнулись разные понимания «добра» и «зла», «идеальные мотивы» смешались с грязной прагматикой, вошли в конфликт экономические интересы разных сил. Путаница случилась не только в умах нестойких, но, казалось бы, и в тех, кто может мыслить критически, ясно и глубоко. И то, что всем фигурантам этих событий приходится расхлебывать сложившуюся ситуацию практически «по гамбургскому счету», говорит о произошедшей путанице катастрофического масштаба и таких же ее последствиях. Вполне вероятно, что в поиске этой логики и выхода из этой путаницы уже будет крайне сложно обойтись без «специальных» знаний. И здесь уже уместно вспомнить и В.Бехтерева с его исследованиями массовых помешательств.

Есть ли рецепт от войны? Фрейд дает ответ на этот вопрос. «Надежное предотвращение войн возможно лишь в том случае, если люди объединятся для введения центральной власти, которой передадут право окончательного решения во всех конфликтах, вытекающих из различия интересов. Для этого должны быть непременно выполнены два условия: то, что такая верховная инстанция будет создана, и то, что ей будет предоставлена необходимая власть. При отсутствии одного из этих условий ничего не получится… Войне должно противоборствовать все, что объединяет чувства людей. Все, что объединяет людей в существенных вещах, вызывает у них общность чувств. На них во многом основывается строительство человеческого общества.». Но прежде всего,  «культурное развитие членов человеческого сообщества», - пишет Фрейд в своем письме Энштейну. Но тут же Фрейд приводит другие доводы – то, что мы сегодня понимаем под «культурой» (цивилизованностью), может иметь свое негативное влияние и способствовать развитию социальных противоречий и конфликтов (дефицит рождаемости в среде «культурных» особей при активном размножении «некультурных» - по Фрейду).

Другие же рецепты (верховная инстанция, общность чувств и др.), то есть ООН в существующем ее виде, попытки создания однополярного мира с помощью цветных игр «в демократию», приводящих к большим социальным бедам и, как правило, заканчивающихся разрухой и кровью, должного эффекта не дают, как мы видим сегодня. Агрессия и экспансия – она и «в африке» агрессия и экспансия, пусть и в форме «мягкой силы», скрывающей лишь эту агрессию и экспансию и неизбежно порождающей ответную реакцию. А общность чувств конечно важна в этом вопросе, и многие ее пережили в прошедший праздничный день. Но пока эта общность главным образом очерчена границами Красной площади и подобных площадей в России, несколькими праздничными шествиями за ее пределами, а также временными рамками майского праздника, в сопровождении звуков военных оркестров, грохотом боевой техники и чеканным шагом военных. Лишь мирная река «бессмертного» полка, удивившая многих своей полноводностью, энергией любви и памяти, разорвав шаблоны восприятия происходящего в России, дала надежду, что может быть когда-то в это русло вольются и другие, кто сейчас по другую сторону баррикад. Все-таки в этой жестокой войне досталось всем, и по эту сторону «баррикад» и по ту. 

У многих, кто находился и находится «за» этими границами праздничных площадей возникло, в лучшем случае, неприятие этих «звуков», отторжение, в частности, не всегда профессионального, перевозбужденного поведения некоторых журналистов, освещавших это событие. В худшем – возникли страх и агрессия, часто сосуществующие рядом. За примерами далеко ходить не нужно, наши же СМИ проявления этих чувств активно транслировали, как впрочем и френдлента фейсбука, например. И все это не Фрейд придумал, такова уж универсальная человеческая природа.
Страх часто порождает неприятие и защитную агрессию, быстро реанимируя другие старые, как мир формулы – «хочешь мира, готовься к войне», «лучшая защита – нападение». Может быть поэтому мы по-прежнему имеем то, что имеем - современную культуру, в условиях которой все становится, в итоге, ещё более неоднозначным, противоречивым  запутанным – культуру «недоверия, страха и агрессии» (в политике и международных отношениях уж точно!), с неизбежными и непреодолимыми конфликтами интересов, потребностей и взглядов, переходящим рано или поздно в военные катастрофы. И в этом смысле ничего принципиально не изменилось со времен переписки Фрейда и Энштейна, как, впрочем, и со времен более ранних.

Но неоднозначность, противоречивость и «запутанность», судя по всему, естественная составляющая нашей жизни. Как и то, что я сам – часть демографического процесса, появился на свет, в этой неоднозначности и, в определенном роде, «благодаря» войне и социальным потрясениям. Дед мой - Сергей Степанович Можайский воевал в Карелии, в Кондопожском истребительном батальоне, был контужен и ранен, попал в госпиталь на Урале, познакомился там с моей бабушкой, отец которой – мой прадед был репрессирован и сослан туда со своей семьей, там же родилась и моя мама. Мой отец тоже родился «благодаря» коллизиям военного времени – скитаниям другой моей бабушки, урожденной Юдифь Соломоновны Шатхен, эвакуировавшейся с родителями и тремя младшими сестрами из Крыма перед самой его оккупацией фашистами и теми зверствами, которые они чинили над местным населением, особенно евреями-крымчаками.

Вероятно, высокий и в тоже время жестокий смысл войны заключен в достижении необходимой определенности и равновесия во всей этой путанице, неоднозначности и противоречиях, достигающих порой своего критического предела - в этаком сильном встряхивании общественного организма и приведении его в состояние гомеостаза. Война становится своего рода хирургическим методом лечения человеческой популяции, когда болезнь сильно запущена, а «больной» сам справиться уже не может. Когда мера внутренней путаницы, конфликтов и противоречий нарушена, а «точка невозврата» пройдена. Может быть и так. Но как тогда уменьшить эту внутреннюю путаницу, противоречивость и конфликтность, не доводя ее до критической точки и крайне болезненной хирургической операции без анестезии, угрожающей жизни каждого? Менее абстрактные, но более приземленные практические ответы на этот вопрос сегодня уже существуют.
Ведь совершенно очевидно и далеко не только из поля профессиональной психологической практики, что культурное и всякое другое развитие человека, развитие его сознания происходят в равноправном и взаимно заинтересованном и компетентном диалоге между людьми. Во взаимно изучающем диалоге, посвященном совместному поиску ответов на насущные для любого человека вопросы, связанные со здоровьем, отношениями, самообеспечением, профессиональной самореализацией, творчеством и многими другими вопросами, наполняющими повседневную жизнь - всего того, что всех действительно объединяет.

Судя по всему, это и есть качественно другая альтернатива организации социальной и экономической жизни, альтернатива различного рода глобальным геополитическим технологиям, ещё больше сеющим путаницу в умах, подобно любой психологической манипуляции - насилию над сознанием (одному из условий развития патологических процессов в психике). И в данном случае не важно, подвергают ли вольно или невольно такому насилию своего ребенка родители или это делают политтехнологи с большими массами людей. Пусть даже с самыми благими побуждениями («идеальными мотивами»), которые, рано или поздно, при таком раскладе ведут известно куда. И чем эта альтернатива компетентней, чем она более наполнена настоящим, проверенным жизнью знанием, тем больше шансов договориться даже с тем, кто не умеет или не хочет вести такой диалог.
Насильственные методы улучшения жизни, госперевороты, прикрытые демократическими лозунгами, как и любого другого рода двойные стандарты, провоцируют развитие путаницы в умах, по меньшей мере, а по большому счету ведут к шизофрении в массовом и индивидуальном сознании, все больше загоняя людей в иррациональное зазеркалье в восприятии ими окружающего мира, как показывают происходящие события (тем более, некоторых и загонять не нужно, многие охотно идут туда сами или даже давно уже там «живут»). Глубокая общность чувств и настоящая любовь к своей стране, без эйфорической экзальтации и навязчивого указа «сверху» возникают, прежде всего, из осознанного ощущения безопасной и счастливой жизни в своей стране и такой же осознанной радости самореализации, из преобладания внутреннего глубокого комфорта, при всех возможных естественных трудностях.

А пока что опять пахнет порохом войны, а общество корежит в гражданском противостоянии, с возможными перспективами перерастания конфликта из своих гибридных локальных форм в горячие и тотальные. Матери и жены снова получают похоронки и может быть поэтому, через семьдесят лет после великой Победы, все ещё отдают вопросительно-безответной и такой пронзительной горечью строчки поэта-фронтовика Юрия Левитанского:


Ну что с того, что я там был?
Я был давно, я всё забыл.
Не помню дней, не помню дат,
Ни тех форсированных рек.
— Я неопознанный солдат,
Я рядовой, я имярек.
Я меткой пули недолёт,
Я лёд кровавый в январе.
Я прочно впаян в этот лёд,
Я в нём, как мушка в янтаре.
— Но что с того, что я там был?
Я всё избыл, я всё забыл.
Не помню дат, не помню дней,
Названий вспомнить не могу.
— Я топот загнанных коней,
Я хриплый окрик на бегу,
Я миг непрожитого дня,
Я бой на дальнем рубеже,
Я пламя Вечного огня
И пламя гильзы в блиндаже.
— Но что с того, что я там был,
В том грозном быть или не быть?
Я это всё почти забыл.
Я это всё хочу забыть.
Я не участвую в войне
— Она участвует во мне.
И отблеск Вечного огня
Дрожит на скулах у меня.
Уже меня не исключить
Из этих лет, из той войны,
Уже меня не излечить
От тех снегов, от той зимы.
Вдвоём — и с той землёй, и с той зимой
Уже меня не разлучить,
До тех снегов, где вам уже
Моих следов не различить.
Ну что с того, что я там был?!


Владислав МОЖАЙСКИЙ
12.05.2015г.

Песня в исполнении В.Берковского на слова Ю.Левитанского: https://www.youtube.com/watch?v=DqgDr_HJwxo

Новогодняя дегустация Новосветовского шампанского в ПКЦ «На Кутузовском», фрагменты впечатлений. Фрагмент 2.

«Корень виноградной лозы»

      Казалось бы, я это знал или понимал, во всяком случае, услышав несколько лет тому, что высокое качество особо любимых мною «солнечнодолинских» крымских вин связано, прежде всего, с качеством почв, на которых растут виноградники. Ну и конечно с количеством солнечных дней в году - около трехсот сорока. Но вот, вдруг, новый ракурс этого знания!
     Оказывается, как сообщила нам наша замечательная ведущая новогодней дегустации, если почва бедна в традиционном земледельческом ее понимании (а на юго-востоке Крыма, насколько я знаю, преобладают именно такие - солончаковатые коричневые почвы больше пригодные для засухоустойчивых культур), то корень виноградной лозы вынужден уходить вглубь в поисках воды. Ну и что, скажете вы? Это естественно для многих растений, произрастающих не на черноземе и в условиях дефицита влаги, ничего удивительного в этом нет. А вот погодите НЕ удивляться! Потому как, чем длиннее этот путь и чем больше разнородных пластов земной коры проходит корень, тем больше он впитывает на этом пути уникальнейших микроэлементов, присущих только данному пласту. Именно богатое сочетание различных микроэлементов, «приобретенных» корнем винограда по дороге к воде, в последствии и даёт в лозу, а затем в гроздь, а далее и в вино уникальные вкусовые качества, включая цвет и аромат. Так просто и так теперь понятно! С легкой руки нашей ведущей, это знание для меня стало более артикулированным. Но, что очень важно лично для меня, это знание вновь вывело на интересные психологические аналогии, только в новом ракурсе.
     Когда-то ещё во второй половине девяностых годов я увлекся концепцией «параллелизма» - смысловыми соответствиями между современной наукой и эзотерическим знанием, использующих различный понятийный аппарат, термины, описательный язык. Феномены квантовых физических процессов соотносились в этой теории с явлениями, описываемыми эзотерическими практиками и духовными системами. Натолкнулся я на эту концепцию, штудируя самую различную интересную мне литературу -  психологическую, культурологическую, эзотерическую, религиозную. Помню, как я был впечатлен аналогиями между физическими явлениями и духовным опытом, которые описывал в своей книге «Дух, душа и тело» Святитель Лука (В.Ф. Войно-Ясенецкий), служивший, кстати, последние годы своей жизни в Крыму.
     Впоследствии, более глубоко вникая в практику психологической работы с самыми разными психологическими и физическими проблемами, а также в практику работы с профессиональными, карьерными и бизнес-задачами, я понял, что в своей работе все больше опираюсь на естественные природные механизмы и закономерности функционирования человеческого организма, психики. При этом, мои наблюдения различных природных процессов - естественных явлений окружающего природного мира, часто давали «подсказки» в понимании реакций, состояний и в целом закономерностей человеческого поведения, давали ответы на бытийные вопросы. Они же подсказывали и решение различных проблем и задач человеческой жизни, выводя на новые эколого-психологические параллели.
     Целостный экологический подход, опираясь на который я работаю как психолог и бизнес-тренер, естественно вырастал на поле практики именно из этого наблюдения часто очевидных природных процессов и соотнесения их с закономерностями функционирования человеческого организма, психики. Искусство постепенного и естественного формирования способности слышать, чувствовать и понимать свою природу, опираясь, в том числе на понимание окружающего природного мира, лежит в основе этого подхода и практических методов работы. В общем, все просто: «Природа — сфинкс. И тем она верней. Своим искусом губит человека, Что, может статься, никакой от века. Загадки нет и не было у ней.» (Ф.Тютчев). Очевидно, что многие проблемы человеческой жизни зачастую возникают как раз в связи с хроническим стремлением человека неоправданно усложнять естественные природные явления и процессы, борясь затем с последствиями этих усложнений, спектр которых весьма широк. От различного рода сложностей по отношению к собственным чувствам, эмоциям, телесным реакциям и состояниям, что вызывает в итоге нарушения психического и физического здоровья до глобального изменения природных ландшафтов и экосистем, разработки и испытания оружия массового поражения, непомерного потребления природных ресурсов, тотального загрязнения окружающей среды и многой другой грандиозной дури, наносящей часто непоправимый ущерб собственной среде обитания.
      Но, как известно, «если бы человеку не хотелось бы чего-то лишнего, то он был бы похож на животное». Эти слова приписывают Уильяму Шекспиру - Уильяму «потрясающему копьем», судя по всему одному из наиболее «сложносочиненных» и противоречивых представителей рода человеческого, до сих пор потрясающего нас глубиной и сложностью своих творений. «Торгует чувством тот, кто перед светом всю душу выставляет напоказ…», - замечает он в одном из своих сонетов. И тут же, в другом - напоказ всему миру: «уж если ты разлюбишь, так теперь, теперь, когда весь мир со мной в раздоре, будь самой горькой из моих потерь, но только не последней каплей горя!». Его собственные сложности и противоречия – это его природа человеческая и одна из граней его творчества. Возможно, в том числе в преодолении этих сложных противоречий и прорастала лоза его творчества, давшая свои бессмертные плоды – трагедии, комедии и строчки его сонетов, похоже, так подходящие моменту: «мы урожая ждем от лучших лоз, чтоб красота жила, не увядая…». Научиться бы вот так творчески разрешать свои сложности и противоречия! Научиться обычным людям и «великим мира сего», часто ведущих этот мир к локальным и глобальным кризисам, конфликтам и катастрофам. Но каждому свое, как известно…
     В какой-то из прочитанных в тот период книг, я встретился с новыми для меня тогда идеями Нильса Бора – всемирно известного датского физика, говорившего о возможности объяснения физических законов законами психологической науки. Я даже с большим интересом поэкспериментировал, взяв за основу физический закон «энтропии» и «три начала термодинамики». Мне было интересно найти аналогии этих физических законов в «поле» психологии, при этом не академической, но в феноменологическом поле психологической практики и жизни вообще. Кое-что нашел, на мой взгляд. Во всяком случае, попытался сделать в одной из своих первых книг, посвященной психотерапии психосоматических расстройств, подробный сравнительный анализ физических законов и психических явлений, на примере, в том числе выдающихся людей, переживших множество различных, в том числе, драматических эпизодов своей жизни.
    «Трудности закаляют», «то, что нас не убило, то сделало сильнее», «Per aspera ad astra -
 через тернии к звездам», христианское – «в страданиях душа совершенствуется» и многое другое подобное. Такие известные и уже «избитые» истины, высвечивающиеся теперь в таком необычном и таком естественном природном ракурсе. Ведь именно такие люди, со своим даром, талантом, духом, стрежнем, стремлением к познанию, пройдя через множество испытаний и трудностей, внутренних противоречий, через массу, казалось бы, непреодолимых преград, обрели особые качества и подарили нам столько драгоценного. Теперь, стоя на их «плечах», мы вкушаем грозди их знаний, опыта и творчества, обогащенных долгой и нелегкой дорогой поиска себя и истины, подобно корням виноградной лозы, пробивающей себе путь все глубже сквозь толщу земной коры к живительной влаге.  Именно поэтому для меня несколько иначе теперь звучит - «In vino veritas!».

Посмотреть в картинках

 
Декабрь 2014г.
 

Новогодняя дегустация Новосветовского шампанского в ПКЦ «На Кутузовском», фрагменты впечатлений.

Фрагмент 1. «Светик».

         В своих «беседах о русской культуре» Юрий Лотман, затрагивая тему литературы, в частности процесса чтения, говорил, что «над книгой» важно «мечтать», имея ввиду процесс ассоциативного мышления, позволяющего, в том числе, визуализировать читаемое. В этом случае видение и понимание произведения становится объёмней, глубже, интересней, в конце концов. Так просто. И так мне знакомо с самого детства – возникающие перед глазами яркие живые и захватывающие дух картинки самых разных событий и обстоятельств, монотонно и монохромно отпечатанных одними и теми же буквами в разных сочетаниях между собой, на одинаковых бумажных страницах. Сколько всего за этими, в общем то простыми значками, можно увидеть и понять! 
         А сколько всего можно увидеть не просто за буквами, но людьми?! Может быть поэтому последние годы я почти не читаю книг? Читаю людей, иногда с удовольствием перечитываю - уникальное чтиво, доложу я вам! Безумно интересные «истории», «новеллы», «романы», «эссе», «рассказы» и «поэмы», «мемуары», которые ты встречаешь на своем пути, среди которых ты живешь, работаешь, ходишь по улицам, ездишь в метро и путешествуешь по миру, возможно такой же «читаемый» кем-то.
       И вот она, все такая же обаятельная с такой же мальчуково-стройной фигурой и такой же короткой стрижкой, одетая стильно и со вкусом, в приглушенно-кобальтовые тона, с немного уставшими, но такими же, как и двадцать лет назад прекрасными карими, внимательными и немножко по-детски встревоженными глазами. Она стоит на фоне освещенной стены моего кабинета, изящно жестикулируя, неспешно и очень занимательно рассказывает о достоинствах и особенностях шампанского, сделанного на моей родине - в Крыму. Тут же отвечает на естественно возникающие вопросы слушающих, приводит примеры из практики виноделия и практики винопития, ненавязчиво знакомит нас с основными понятиями, проводя перед нами стройные терминологические ряды «сульфидов», «миллезимов», «ремюажей», «дегоржажей» и других стражей этого интересного дела. Приводит примеры из жизни, в том числе примеры взаимодействия с вином из собственной жизни. 
      Она профессиональный психолог и профессиональный сомелье - ведущий нашей новогодней дегустации. Поработала психологом-практиком, преподавала в университете, поездила много где по миру, посмотрела, пожила, родила троих, заодно поучилась прекрасной профессии, вдогонку к первой, да ещё в таких пенатах, о которых грезят многие, кто становится на путь познания тонкостей бизнеса и развития своего дела. Какое чудесное сочетание профессий и совпадение самых разных событий жизни! Какая из всего этого выросла замечательная возможность глубоко, неспешно и тонко вникнуть в мир вина, виноделия и жизни вообще. Как это иногда бывает просто, радостно и приятно – воспринимать и понимать жизнь в ее многообразных проявлениях из прошлого, настоящего, будущего! Светик…
       Помню лет двадцать назад, дело было на 1 апреля – «день смеха», мы, дружной студенческой компанией, человек восемь, где была и Светик, решили отметить только что сданный зачет по психофизиологии в нежно любимом нами кафе на втором этаже «домкома», неподалеку от психфака. Как и водилось тогда, денег всегда не хватало и вскладчину хватило только на одну бутылку шампанского, кофе и, по-моему, какие-то орешки. Не беда! Весна, дружная компания, сданный зачет, хорошее настроение, мы молоды и красивы – все это с лихвой компенсировало материальные затруднения и делало жизнь прекрасной. Хотя выпить ещё шампанского конечно всем хотелось! Вдруг, совершенно непонятно откуда над нашим столом зависла рыжая бородатая голова, с богемно повязанным шейным платком и, совершенно не обращая внимания на мужскую часть компании (как будто нас вообще не было за столом!), обратилась к прекрасной ее женской части: «Милые девушки! Там, внизу на первом этаже, в ресторане собрались за одним столом композиторы-песенники. Я предлагаю вам присоединиться к нашей компании и приятно провести время!». 
       Сказать, что мужское «население» нашего дружного коллектива, включая меня, вошло в состояние тихой оторопи – не сказать ничего! По-моему, слышно было, как по команде с причмокиванием отвисли наши челюсти, покачиваясь какое-то время из стороны в сторону. Девчонки, учтиво поблагодарив бородатую голову, вежливо отказались, и голова исчезла так же, как и возникла. Кто бы сомневался! Ах, наши прекрасные, верные и любимые подруги... Но может быть это был такой «композиторский» розыгрыш в день смеха, подумали мы? Посмеялись над нами песенники, так сказать. В любом случае, наше мужское самолюбие было основательно задето… План «ответного удара» созрел мгновенно. Наверное, в такие моменты Архимед кричал «эврика!», Пушкин – «ай да Пушкин, ай да сукин сын!», а Моцарт радостно фонтанировал все новыми и новыми гениальными музыкальными темами.
       Несколько минут тут же организованной оперативной планерки под возбужденные повизгивания наших психологинь и не менее возбужденный баритон ребят. Я встал и направился на первый этаж, в ресторан, где пировали песенники, а ребята по условленному плану действий должны были несколько погодя передислоцироваться из кафе обратно в здание психфака и ждать меня там в одной из пустых аудиторий. Задача была, при этом тихо и незаметно прошмыгнуть мимо входа в ресторан, забрав свою и мою в том числе одежду из гардероба, находившегося в холле, как раз напротив широкого открытого входа в этот самый ресторан. Это было непросто, как выяснилось, наши оппоненты сидели, аккурат, напротив выхода-входа и все происходящее в холле перед гардеробом было, как на ладони. Практически нужны были навыки ниндзя!
       Конечно, я волновался, но не долго. Так сказать, кто к нам с мЯчом пришел, обязательно получит по шайбе… Особенно первого апреля. Я быстро отыскал взглядом искомый столик по выделявшейся рыжей бородатой голове. Голова, признаться это удивило, заметив меня, направилась в мою сторону с несколько извиняющимся видом. Я торжествовал, уловив едва заметное волнение и смущение в глазах супостата. Видимо, в закрутившемся вихре эмоций мы с ним уже без слов в определенном смысле понимали друг друга. Понимаешь, - сказала голова, - ко мне из Перми приехал друг – композитор, и я хотел познакомить его с красивыми московскими девушками! Понимаю, - сказал я, сдерживая себя, чтобы не озвучить свое отношение к таким беспардонным способам поиска красивых девушек и одновременно делая сочувственный вид. Я начал говорить о том, какие девчонки потрясающие (тем более это действительно соответствовало реальности) и что неудивительно, что они так понравились. 
       Пять бутылок шампанского, - спокойно назначил я цену, изображая максимально невозмутимый, но понимающий мужской взгляд, - ровно по количеству девчонок! - Да?!, - радостно и удивленно переспросила голова, - сейчас я с другом поговорю! Рыжий ринулся обратно к шумному композиторскому столику, оставив меня к счастью на время, дав тем самым возможность перевести дух, в том числе от странного незнакомого ощущения себя в роли «сутенера». От столика, обратно в мою сторону отделились уже двое – голова и его, как я понял пермский приятель. Деловые переговоры втроем приняли более предметный характер. Оказывается, в особо судьбоносные для себя моменты жизни творческие люди тоже могут быть конкретными и деловыми. Но я не предполагал, что настолько! 
       Четыре бутылки! – начал торговаться наш пермский композитор. От комичности всей ситуации меня начал душить смех, ко всему ещё накрыло аллюзиями из бессмертных «12 стульев» - «я полагаю, что торг здесь не уместен!». Я призвал на помощь весь свой опыт саморегуляции, дабы сохранить хотя бы внешнюю видимость серьезности и мужского взаимопонимания в таком пикантном деле. Как ведь порой в самых необычных ситуациях оказываются кстати навыки работы с дыханием. Черт с вами! – наигранно недовольно бросил я, - четыре, так четыре, несите, я отнесу наверх шампанское, мы выпьем наверху вместе с ребятами, чтобы разрядить ситуацию, и я девчонок приведу, уже договорился с ними.
       Все уже близилось к развязке, но тут, как водится в хороших детективах, обстоятельства приняли неожиданный поворот. Наш провинциальный служитель муз, несмотря на описание рыжей головой общих тактико-технических характеристик наших барышень, решил лично ознакомиться с предметом торга. Что ж, имел полное право. Ведь он заплатил за целых четыре бутылки шампанского, отважно и решительно приобретенного вместе с другом по ресторанным расценкам! Только это уже не вписывалось в наши планы. Так получилось, что именно в этот момент дружная студенческая компашка реализовывала часть плана под кодовым названием «незаметное прошмыгивание мимо входа в ресторан», где собственно и осуществлялась сделка века. Весь наш гениальный первоапрельский план – он же «ответный удар» мог порушиться в один миг! 
       Пермяк уже развернулся к выходу из ресторана, чтобы осуществить исследовательский рейд. Надо было срочно что-то предпринимать, при этом сохраняя спокойствие, деловитость, а главное правдоподобность происходящего. Погоди секундочку, - сказал я, - давай все же я сам сначала опишу тебе наших девчонок, для большего понимания. И не дожидаясь его согласия на мои просвещенческие речи, я продолжил, - они не просто красивые девушки, они психологи, к ним нужен особый подход. Я уже не помню точно, что ещё я нёс, описывая их психологические особенности и внешность (помню только, что начал свое описание со Светика и Аленки). В любом случае, этот трюк удался, и время было выиграно! Да и у пермяка, судя по всему, исследовательский пыл был удовлетворен в значительной степени моими байками. В это время рыжая голова, оставившая нас с композитором на некоторое время, возвращалась к нам обратно, торжественно неся перед собой зажатые между пальцев горлышки четырех бутылок шампанского, играющих на свету своими серебряными головками, как олимпийскими медалями. Бутылки незамедлительно переместились в мои руки, и я в такой же торжественной позе спокойно и деловито пошел к выходу, предусмотрительно отправив своих визави готовить дополнительные удобные места за столом. - Дамы ведь сейчас придут, нужно сервировать!, - сказал я. Помню еще, что направляясь к выходу, думал «как бы не побежать, и не засмеяться!».
       Какая же замечательная спонтанная вечеринка получилась у нас тогда двадцать лет назад в пустой аудитории психфака! Хохотали, обсуждали произошедшее, строили свои версии возможных реакций и поведения наших песенников, оставленных с вполне заслуженным "носом", танцевали, глядя друг на друга кто радостным, кто победным, кто заговорщицким, кто восхищенным, кто любящим взглядом. И пили трофейное шампанское, казавшееся тогда особенно вкусным и пьянящим!
И вот, спустя двадцать лет, в уютной обстановке своего кабинета, уже украшенного по-новогоднему, я перекатываю языком во рту глоток розового брюта «Пино Нуар», сделанного в родном Крыму, слушаю приятный немного низкий тембр голоса Светика, удивляюсь тому, что узнал от нее, в том числе, о хорошо известных мне крымских винах, и в моей памяти перекатываются картинки того счастливого, звенящего и безбашенного студенческого времени, переплетаясь с теплой душевной атмосферой нашей неспешной и размеренной сегодняшней встречи. 
       Счастливые моменты жизни из разных ее времен и разных ее пространств! Такие в чем-то похожие и такие уже разные. И все мои… Спасибо тебе, Светик!

Посмотреть в картинках

Декабрь 2014г.

Особенности национального рекрутмента

«Мичуринский» подход к отбору соискателей или произвол работодателя?
дискриминация соискателей при приёме на работу, общий анализ причин и рекомендации
(отредактированный вариант статьи, "Управление Персоналом", 2007г.)

В определённой степени, факты дискриминации соискателей при приёме на работу, в различных проявлениях естественны и логичны для тех культурных и экономических условий, в которых мы сегодня живём, особенно в условиях кризиса и массовых увольнений. Во многом, дискриминация "досталась" нам от тоталитарного режима и вообще от всего того, что исторически происходило в России, где всегда было в достатке различного рода дискриминаций политического, экономического, религиозного, национального характера.

Дискриминация произрастает, главным образом, из «конфликта интересов», как это принято сегодня называть, в данном случае интересов того, кто ищет работу и того, кто её даёт. Люди всегда будут преследовать свои интересы, и не удивительно, что личные или групповые, корпоративные интересы соблюдаются и в бизнесе, и политике, и в других областях человеческой деятельности, вступая, часто, в противоречие друг с другом и вызывая у «потерпевшего» чувство несправедливости со всеми возможными последствиями. По большому счёту, за всем этим стоит базовый закон человеческой жизни – стремление к удовлетворению своих потребностей, интересов своей группы, клана и т.д. Очевидно, что соблюдение своих интересов кем-либо может быть построено исключительно на притеснении и дискриминации другого человека или группы людей либо же соблюдение своих интересов может сочетаться с интересами другого и опираться на взаимовыгодное сотрудничество. Дискриминация (от лат. discriminatio – различение, умаление прав человека по расовым, половым, национальным, религиозным признакам) сама по себе, безусловно, является симптомом антидемократического состояния общества, своего рода, социальным рудиментом. Рассмотрим основные виды дискриминации соискателей при приёме на работу.

А) Возраст (предпочтение молодых работников)

Если мы не будем брать в учёт субъективный фактор («просто так работодателю хочется»), то на его претензии к возрасту соискателя могут влиять факторы опыта и здоровья. В возрастной категории 25-35 лет, в большей степени находятся люди с наиболее оптимальным сочетанием показателей здоровья, активности и уже имеющимся жизненным и профессиональным опытом. Безусловно, есть явные исключения из этой статистики, но здесь можно только пожелать соискателю энергии, знаний и убедительности, чтобы объяснить работодателю, что он (соискатель) именно тот человек, который ему нужен. Самому же работодателю необходимо понять, что первостепенным критерием ценности сотрудника является не возраст, а эффективность сотрудника, качество выполнения им своей задачи.

Б) Пол (предпочтение в некоторых случаях мужчин)

Рассмотрим два фактора, которые вероятно играют в этом вопросе первостепенную роль. Первый – общественный менталитет, традиции нашего, во многом ещё патриархального общества, где женщина в роли руководителя или водителя, скорее артефакт, нежели женщина в роли секретаря и помощника за широкой спиной мужчины-руководителя, это как-то лучше укладывается в существующие культурные традиции и стереотипы. Тем не менее, ситуация постепенно меняется или можно сказать «пульсирует» от одного состояния к другому, всё-таки руководили женщины Государством Российским, и за рулём сидели, причём иногда за штурвалом самолёта и даже космического корабля. Многие женщины и сейчас успешно реализуют себя в традиционно «мужских» областях: банковское дело, бизнес, армия, политика, здравоохранение, наука. Второй - фактор психологической и физической силы и выносливости. Профессия руководителя всё-таки требует недюжинных способностей в руководстве нашими непростыми людьми в нашей непростой стране. Тех же способностей требует от женщины, к примеру и профессия водителя автомобиля в условиях нашего ДД, где езда часто напоминает компьютерные игры, и ты не знаешь, когда и кто тебе создаст угрозу для твоей жизни, с той лишь разницей, что жизнь у тебя только одна, в отличие от «десяти» компьютерных жизней. Конечно, «есть женщины в русских селеньях», и часто они не только коней на скаку останавливают и в горящую избу входят, но и занимают руководящие посты, и за рулём порой более ловки, чем мужчины. Было бы желание самих женщин и способности к какому-либо виду «мужской» деятельности. Рекомендация работодателям та же – ставить во главу угла эффективность выполнения работы (для этого есть испытательный срок), а не предрассудки.

В) Образование (у соискателя в «анамнезе» должен быть престижный вуз)

Если у работодателя нет других способов самостоятельно проверить, найти, воспитать сотрудника, то ему по существующему стереотипу, вероятно, приходится уповать на то, что выпускник престижного ВУЗа будет хорошим специалистом. Примечательно, что сегодня студентами престижных ВУЗов часто становятся не те молодые люди, которые имеют действительно способности к той или иной профессии и которые могут стать хорошими специалистами, но те, за которых могут платить родители, «поступая» туда своих чад исключительно по своим родительским соображениям престижности, моды, денег и т.д. Между теми и другими потенциальными специалистами большая разница. Одни более зрелы и мотивированы своими способностями, талантами – призванием, другие – родителями и соображениями достаточно далёкими и отвлечёнными от той или иной профессии. Такому работодателю можно только посочувствовать.

Г) Национальность (когда предпочитают «своих»)

Вероятно, после «горячей дружбы братских народов Советского Союза» и ретивой интернациональной политики, социальный маятник качнуло в обратную сторону - устали дружить. Видимо, необходимо время для передышки. Безусловно, кроме всего прочего, срабатывают и факторы инокультурального, непривычного, непонятного и поэтому часто неприятного для многих поведения «нацменов», их клановая взаимосвязанность, в лучшем случае, в худшем, нередкие факты криминального поведения представителей братских народов. В этом смысле, для современного работодателя высок психологический и экономический риск. Конечно, подобного рода дискриминации - это и показатель здоровья общества, при низком уровне которого развиваются различного рода фобии, в данном случае «ксенофобия» (навязчивый страх перед незнакомыми, иными людьми, иностранцами). Говоря устами одной из героинь романа Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн. Переводчик», - дискриминация по национальному признаку – признак низкой культуры и интеллекта. Впрочем, такому соискателю, который имеет наряду со всеми такие же конституционные права, можно пожелать уверенности в своих силах, настойчивости и убедительности при собеседовании и приёме на работу. Все-таки очевидно, что люди «не своей» национальности, имеющие не только конституционные права, но и помнящие свои обязанности, находят работу, и выполняют её не хуже «своих» на разных уровнях и руководящих и рядовых.

Д) Инвалидность (кого угодно, только не больного!)

Здесь также, чаще всего играет роль субъективный фактор личности работодателя, который конечно отдаст предпочтение здоровому сотруднику, нежели сотруднику-инвалиду, если только конечно последний не гений или близкий родственник. Вероятно, работодателю думается, что с работником-инвалидом больше хлопот и рисков, хотя, как психолог могу сказать, что человек, ставший инвалидом, переживший боль и физическую и душевную, часто бывает более личностно зрелым, закалённым и ответственным, а стало быть, более надёженым, нежели любой другой человек, не встречавший в своей жизни трудностей. А что делать такому соискателю? Прежде всего, не забывать о своих конституционных правах при устройстве на работу и уметь доказать свою компетентность. Помимо всего, сегодня существует достаточно большое количество сообществ инвалидов, которые разными путями помогают таким людям адаптироваться, найти работу.

Е) Экономия на сотрудниках(особенности капитализма на постсоветском пространстве)

Существует ещё один вид дискриминации соискателей, о котором, вероятно, стоит поговорить и который примечателен тем, что носит неявный, непредсказуемый характер и проявляется не только на этапе собеседования и приёма на работу, но и на временном отрезке, который принято называть «испытательный срок». Это период, когда работодатель может платить новому сотруднику значительно более низкую зарплату, по сравнению со среднерыночным её уровнем за такую же работу. Примечательно, что иногда в испытательный срок зарплата вообще может не выплачиваться: «Мы слишком многим рискуем, беря вас на работу, мы вас не знаем, мы должны на вас посмотреть и т.д.», - говорит такой работодатель. По окончании испытательного срока находятся «объективные причины», по которым нового сотрудника увольняют, и его сменяет следующий.

Причин такому положению дел несколько. Известно, что оборот «человеческих ресурсов» в столице достаточно интенсивный, желающих получить или сменить работу среди местных и приезжих огромное количество. Принцип "незаменимых нет" использовался и используется многими работодателями, экономящими на заработной плате, а сам механизм непрерывной смены работников хорошо отлажен. Следующей причиной является уже психологические черты современного соискателя, личностно и профессионально сформировавшегося в советский период. Многие бизнесмены, с присущей им практичностью и чутьём на дополнительную прибыль не могли не понять, что эти психологические особенности, доставшиеся многим людям «в наследство» от советской системы, являются таки лакомым кусочком. И на таких людей, особенно хорошо знающих своё дело, но абсолютно непрактичных, доверчивых энтузиастов-альтруистов, у них особое чутьё. Как такое не использовать!? Часто, уже на этапе собеседования работодатель «вытягивает» из соискателя ценную информацию, идеи, опыт, связи. Что говорить про испытательный срок? На этом временном отрезке нового сотрудника пользуют «по полной программе», после чего избавляются от него, беря его опыт, идеи, связи на вооружение. Подобного рода шпионаж или, проще, «интеллектуальный рэкет» - реальность современного российского бизнеса, находящего самые разные и изощрённые способы заработка, основанные, в данном случае, на обыкновенном обмане и манипуляциях.

Что пожелать такому соискателю? Бдительности, бдительности и ещё раз бдительности, а также умения себя «продавать», тем более, что можно разными способами навести справки о том месте работы, куда вы устраиваетесь. В любом случае, если вы почувствовали и поняли, что вас уже на этапе собеседования «взяли в оборот», активно вытягивают из вас ценную информацию, мотивируя это тем, что «раз вам нужна работа, то давайте колитесь» – это знак того, как относятся здесь к людям и чего можно ожидать на этой работе в дальнейшем, хотя бы в плане психологического климата. Как известно - «птицу видно по полёту».

Соискатель часто забывает (а может никогда об этом и не задумывался!), что бизнес от английского – «дело». Любой соискатель - это бизнесмен, имеющий своё дело – профессию. Бизнес работодателя профессионально делать свой бизнес, своё дело – организовывать условия работы для необходимых ему профессионалов. Любая работа – это не игра в одни ворота, это акт СО-трудничества бизнесменов - работодателя и соискателя, с соответствующей пользой и удовольствием для обеих сторон.

Ж) Личностно-профессиональный конфликт («не сошлись характерами»)

В дополнение к вышеперечисленным разновидностям дискриминации соискателей при приёме на работу, можно добавить ещё один, пожалуй, не менее актуальный вид дискриминации по личностному и профессиональному параметру. Речь идёт о случаях, когда соискатель превосходит работодателя или же своего потенциального руководителя по уровню интеллекта, знания профессии, личностной зрелости.

Не секрет, что в бизнесе (особенно в современном российском его варианте) и не только в бизнесе к руководству, зачастую, приходят люди, прежде всего с такими чертами характера, как амбициозность и экспансивность, стремление лидировать и конкурировать, стремление, прежде всего, сделать карьеру и заработать деньги, не задумываясь на темы развития бизнеса и себя в нём. Основная мотивация для этих людей, часто связана со стремлением к противоборству и конкурированию с кем-либо. По большому счёту, в самих этих чертах нет ничего плохого, но если они являются доминирующими в характере руководителя и, главным образом, только они определяют его мотивацию в построении бизнеса, его ситуативные (часто противоречивые) действия, то выбор и принятие также противоречивых малоэффективных (в лучшем случае!) стратегических решений, как правило, неизбежен. Это естественно, так как знание дела, профессии, способность к продуктивному сотрудничеству отходят на второй план, первичным становится собственное «Я», которому уже подчиняется всё остальное, в том числе и задачи бизнеса. В этом случае, рано или поздно страдает всё - человеческие отношения в коллективе и за его пределами, здоровье, бизнес и, в итоге сам его организатор. Для работодателей с подобными психологическими особенностями шекспировский девиз «если человек чем-то лучше тебя - полюби его за это», скорее чужд. Присутствие рядом кого-либо, кто превосходит по каким-либо «показателям» вызывает у такого руководителя массу неприятных чувств и часто воспринимается им, как потенциальная угроза, как объект, который трудно контролировать. А вдруг он окажется лучше, чем я? А вдруг его будут уважать больше, чем меня? А вдруг он меня подсидит и займёт моё место? А вдруг…? И так далее, - весь набор переживаний и состояний, которые и составляют определённый психологический комплекс. Неудивительно, что такой «соискатель-угроза» вызывающий опасение, страх, раздражение, и другие неприятные чувства автоматически отторгается. Такой работодатель и такой соискатель – это часто совершенно различные психотипы. Первый всегда стремится к тому, чтобы быть первым, самоутвердиться, доказать всем и показать, чего он стоит любым способом, второму больше нравится заниматься конкретным делом, познавать, творчески развиваться в своей профессии.

Необходимо заметить, что далеко не каждый руководитель (работодатель), впрочем, как и многие другие люди, способен признаться себе в подобных чувствах и мыслях, принять то, что кто-либо в чём-либо может его превосходить, и он «комплексует» при этом. Для таких людей все эти чувства и мысли, как правило, очень сильный и болезненный удар по самооценке, и чем она более завышена, тем болезненней переживается эта ситуация. В этом случае, также находится масса объяснений отказа в работе соискателю, начиная от «неподходящего опыта работы» и «мы передумали в связи с объективными причинами», заканчивая тем, что «одевается плохо» и «говорит как-то не убедительно» и т.д. (часто вообще никаких объяснений не следует – «нет и всё, я хозяин, я так решил!»). В психологии подобного рода доводы называются «рационализациями», которые носят роль защитного психологического механизма, предохраняющего человека (в данном случае работодателя) от неприятных переживаний.

Безусловно, руководителю, работодателю, по своей социальной роли вполне естественно быть амбициозным человеком, лидером, способным сплотить вокруг себя людей, организовать их, зажечь своей энергией и целеустремлённостью, всё это необходимые качества для выживания в сложных условиях современного бизнеса. Но, если эти качества находятся ещё и в равновесии с личностной зрелостью, со знанием дела, профессии, знанием человеческой психологии, то это, безусловно, крайне полезно для дела. Зачастую, далеко не всегда это так и, как результат - дискриминация при приёме на работу соискателей, которые могли бы стать ценными, а порой и бесценными сотрудниками. Уж, коль скоро соискатель заинтересован в получении этой работы и другого выбора на данный момент нет, ничего другого, кроме как учиться практической психологии (психологические тренинги, консультации психолога, соответствующие книги) взаимодействия с таким работодателем, ему не пожелаешь.

Конкретными практическими рекомендациями соискателю в этой и других ситуациях дискриминации могут быть следующие (с той оговоркой, что каждая такая ситуация индивидуальна и общие рекомендации не всегда могут «работать»):

1. Если вы получили отказ без каких-либо внятных объяснений по принципу «я хозяин, я так решил» не расстраивайтесь, отнеситесь к этому не как к упущенному шансу получить работу, но как к счастливому избеганию печальной участи работать под руководством такого человека, зависеть от его настроения и комплексов.

«Это – удача и выигрыш, а не проигрыш»

2. Если вы почувствовали, что во время собеседования ваш визави нервничает, выдаёт разные негативные эмоциональные реакции от раздражения до показного безразличия к вам, постарайтесь не принимать это на свой счёт (каждый имеет право на свой невроз, в том числе и работодатель), отнеситесь к этому спокойно, с пониманием и уважением.

«На всё можно посмотреть со стороны, как на фильм, не имеющий к вам буквального отношения»

3. Попробуйте понять, что именно и когда в вашем поведении, словах могло вызвать у него такую реакцию – это, скорее всего, «зона риска», подобного рода психологический комплекс имеет массу пусковых механизмов, в центре которых находится переживание эмоционального дискомфорта, например чувство страха. Отсюда, не забывайте, что каким бы вы ни были умным и профессиональным, вы можете быть ещё к тому же и приятным собеседником, с которым, прежде всего, интересно комфортно общаться. При этом, поведение по типу «чего изволите», лесть и заискивание перед работодателем – не самый лучший способ быть приятным собеседником. Иногда очень полезно понимать «что вы делаете?» и «зачем?».

«Дискомфорт никому не нужен, но и переизбыток сладкого тоже вреден!»

4. Если вы имеете дело с таким работодателем, не торопитесь «блистать» своим умом и профессионализмом, но и не занимайте при этом позицию «ничего из себя не представляющего». Лучший выход – быть внимательным к происходящему, задаваемым вопросам, отвечать на них спокойно, точно и лаконично, без лишних умствований, тем более неуместных споров и выяснений «кто прав». Давайте какие-либо дополнительные пояснения и информацию, когда их просят давать.

«Со своим уставом в чужой монастырь не ходят, а размахивание интеллектом часто вызывает раздражение у собеседника»

5. Работодатели подобного рода любят поговорить о себе и своих достижениях, проявите к этому должное внимание и уважение, если увидите по его поведению (взгляд, направленный к вам вопрос, открытое приглашение к беседе), ожидание какой-либо вашей реакции, поддержите разговор, показывая тем самым, что вы понимаете, о чём он говорит и внимательны к собеседнику.

«Будьте деликатным гостем, который здесь оказался не случайно»

6. Отнеситесь к такой встрече, как к интересной игре, сверхзадача которой – это совместный танец, а не противостояние, необходимо слушать, чувствовать и понимать своего «партнёра по танцу», чтобы не наступать ему на ноги, нарушая его границы и интересы и, напротив, не отдаляться излишне, не выходить из контакта. Если даже танец не получится, отнеситесь к этому, как к «уроку танцев», проанализировав свои действия. В любом случае, это пойдёт вам на пользу, и далеко не только в ситуации устройства на работу, но и в жизни вообще.

«Проблемная ситуация – ваш партнёр и учитель, а не враг»