+7 (962) 911 71 14
+7 (926) 548-84-43

Подпишитесь на обновления

междисциплинарное будущее и настоящее коучинга и психотерапии

(отредактированный вариант статьи, опубликованной в журнале "Управление человеческим потенциалом", ИД Гребенников, 2012, №2)

В статье описан универсальный подход и методы, развиваемые более пятнадцати лет в практике индивидуальной и командной работы с управленцами и персоналом компаний. Подход и методы нацелены на комфортное, естественное, безопасное и эффективное  решение индивидуальным или корпоративным клиентом своих задач, развитие персональной и организационной эффективности, мотивации, стрессоустойчивости, креативности,способности распоряжаться своим временем, работать в команде, эффективно коммуницировать.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: коучинг, психотерапия, развитие своего дела, личностные компетенции, внутренняя природа человека, окружающая природная и социальная среда, адекватное отражение и сопровождение потребностной энергии клиента, методология целостного экологического подхода.

В российском пространстве бизнес-обучения, направленного на решение различного рода бизнес-задач наблюдаются качественные скачки в развитии практических методов персонального и организационного развития, в частности индивидуального и командного коучинга, порой опережающие западные аналоги, привносящие и рождающие типично свое оригинальное и эффективное. И пусть специальных исследований на этот счет пока не проводилось, насколько мне известно, тем не менее, эти качественные процессы уже достаточно хорошо заметны «невооруженным глазом» в сравнительном анализе стилей, характера и глубины работы западных мастеров коучинга, приезжающих в Россию и проводящих свои обучающие программы, с работой российских специалистов в этой области.

Данный качественный сдвиг произошёл, на мой взгляд, во многом, благодаря обогащению западных школ коучинга в российских условиях достижениями современной практической и академической психологии, во многом, безусловно, отечественной. Многих российских специалистов в области персональной и организационной эффективности сегодня уже не очень устраивает англоязычный термин «коучинг», особенно, в традиционном его понимании, с  характерным западным культурально-философским подходом в восприятии человеческой жизни и ее организации вообще[1]. Основными доминирующими и взаимосвязанными характеристиками такого подхода в западных антропопрактиках являются профицит «технологичности» и дефицит «целостности», порождающие, в свою очередь, часто неоправданный редукционизм в этой работе и низкий уровень эмпатии, необходимый для глубокого понимания конкретной проблемной ситуации и клиентского запроса. Судя по всему, практически любая антропопрактика, помещённая в определённые жесткие технологические рамки, зачастую, неоправданно сужает и ограничивает возможности эффективного взаимодействия между специалистом и его клиентом, делая этот процесс менее продуктивным[2], хотя внешне более упорядоченным.

Историческое и культуральное «противостояние» между западной и отечественной ментальностью, для которой технологичность и, в том числе, западная терминологичность (особенно в человеко-ориентированных практиках) не всегда «ко двору», вполне естественно и закономерно. Прав был, вероятно, Лев Гумилёв, назвавший Россию, натёршимся между Востоком и Западом - «хрящом», интегрировавшим ранее и продолжающим интегрировать сегодня западный и восточный подходы к организации жизни вообще и решению различного рода задач в частности. Тем не менее, «хрящ» - достаточно однородное целостное образование, возникающее в результате определённых многосложных процессов в организме. Это же говорит и о том, что продуктивное диалектическое разрешение этого конфликта в психологической практике в бизнесе, исходя из многосложности и взаимодействия разных культур и менталитетов в данном конкретном месте и в данное конкретное время вполне возможно. Именно практика и показывает, что это противостояние вполне продуктивно реализуется во взаимодействии с клиентом. К слову сказать, в почти утерянной отечественной традиции верхне-волжских офеней-скоморохов было многое, что сегодня есть, в том числе и в коучинге, впрочем, и в современной психотерапии также[3]. Тем не менее, отечественное старославянское понятие «пестун» (воспитатель, наставник) отдаёт старообрядчеством, а само понимание процесса пестования, судя по всему, практически утрачено, не считая различных форм наставничества и послушания, в том числе, директивных их форм, принятых в современной христианской религиозной практике. Более близкие нам светские понятия «наставник», «наставничество», похоже, надёжно запутаны на сегодняшний день множеством современных педагогических и психологических теорий.

Опора на понятие «коучинг» в подобной практике – это, своего рода, дань времени, в котором данный термин более приемлем для «уха» современного бизнесмена. Этот термин, вероятно, более заточен под его деловое и «бизнес-плановое» сознание в то время, как понятия «психолог», «психология» воспринимается современным деловым человеком по многим причинам, разбор которых не входит в формат этого текста, достаточно сложно. Коучинг и его технологически чёткий процесс вообще воспринимается с энтузиазмом сегодня всеми, кто изголодался по конкретике в вопросе профессионального и карьерного развития, построения своего дела после долгих лет идеологического тумана советской системы, не дававшей, по понятным причинам, такой возможности.

Сегодня уже все более отчетливо, на мой взгляд, проступают содержательные, понятийные и терминологические контуры процесса бизнес-консультирования, психологического сопровождения клиента и развития своего дела в современных условиях отечественного бизнеса и экономики. Так, термин «экологический» стал результатом компромисса между западной технологией в человеко-ориентированной работе и моим опытом работы с бизнесменами и руководителями разного уровня, где, в своё время, начал формироваться описываемый подход и метод – интегральная методология профессионального и карьерного развития, построения бизнеса и практика сопровождения индивидуально и корпоративного клиента (экологический коучинг).
 
Корни метода, безусловно, уходят не только в поиск компромиссов при встрече с традиционными школами коучинга или консультативную и тренерскую работу в области бизнеса. Прежде всего, эти корни уходят в практику коррекционной и психотерапевтической работы с разными людьми и по возрасту, и полу, и психотипу, и статусу. То, что сегодня стало центральным предметом работы коуча – оптимизация процессов целеполагания, мотивация, продуктивное и творческое мышление, развитие коммуникативных компетенций, принятие оптимальных решений, способность работать в команде и стрессоустойчивость и т.д.), часто было вторичным «незапланированным» эффектом психотерапевтической работы, направленной на решение проблем эмоционально-психологического и физического состояния клиента.

В процессе психотерапевтической практики это нельзя было не заметить. Работа с вытесненными аффектами, дискомфортными психофизическими реакциями приводила к выстраиванию, развитию, оптимальному функционированию перечисленных функций человеческой психики, в том числе «высших психических» (Л.С.Выготский) и организма в целом. При этом, не требовался специальный тренинг «трансформации проблемы в решение задачи», «развития коммуникативных способностей и ассертивности», «мотивации» и т.д. Эти психологические личностные функции (компетенции), предпосылка к развитию которых изначально заложена природой, выстраивались самостоятельно, когда подопечный психотерапевта избавлялся от «чёрной энергетической дыры» внутренних дискомфортных состояний, на которые растрачивается психо-эмоциональная энергия.

Очевидно, что у человека, подобно дереву, есть глубинная корневая система со своим уникальным наполнением – личностной феноменологией - эмоции, сложные чувства, потребности, мотивы, система ценностей и взглядов на мир, связанная с ними энергия и психофизический тонус. Также очевидно, что существует непосредственное влияние этой корневой системы, благодаря жизненной энергии, на «ствол» и «крону» - устойчивость и рост – способность функционировать в окружающем мире, понимать себя, способность коммуницировать, ставить цели и достигать их, находить свою уникальную профессиональную нишу, быть стрессоустойчивым, т.е. развиваться и полно реализовываться. Каждый раз, практика построения контакта с клиентом дает возможность вступить в непосредственное взаимодействие с этой системой, эффективно решая, в том числе насущные повседневные личные, социальные и профессиональные задачи. Подобное взаимодействие - своего рода практический поиск «волшебной кнопки», нажав которую, можно достичь необходимого результата в решении разнообразных задач, являющихся предметом работы в коуча. Этот процесс - искусство естественного и экологичного включения внутреннего драйва - жизненной энергии клиента через разные феноменальные (часто хаотические) проявления этой энергии – «актуальные сигналы личности»[4] - вербально-когнитивные, невербальные, социальные и духовные, актуализирующиеся в процессе взаимодействия со специалистом.

Помимо метафоры «дерева и его корневой системы», образно описывающей подобный процесс взаимодействия с клиентом, на мой взгляд, вполне уместна метафора игры «кёрлинг», когда тем удачней движется камень по игровому полю, чем лучше расчищена ему дорога и придано необходимое направление. То есть, описываемые подход и метод, помимо прочего (развитие ресурса за счёт раскрытия и поддержания сильных сторон клиента), работает с чертами и состояниями, которые затрудняют естественный процесс его устойчивой продуктивной деятельности. Метафора «джаза» - свободного импровизационного взаимодействия музыкантов, исполняющих джазовую композицию, по-моему, также подходит для описания процесса контакта между специалистом и клиентом. Она иллюстрирует потенциальную способность людей слушать и слышать друг друга, свободно вступать во взаимодействие, импровизировать, взаимно отражая реакции друг друга, извлекая музыку взаимного общения (в том числе, делового) здесь-и-теперь, рождая интересный, полезный, приятный и взаимно обогащающий диалог.

Какова же «точка опоры» специалиста-коуча, психолога, психотерапевта в работе с каждым отдельным клиентом? Есть ли что-то общее в этих человеко-ориентированных практиках? Какова  логика подобного взаимодействия двух или группы людей? На что ориентируется специалист, применяя тот или иной инструмент в этом феноменальном и неизученном досконально процессе? Эти вопросы, по сути, основа подхода или его методология – наука о методе. В известной степени, ответы на них и приводят к эффективности и необходимой результативности в такой работе. Всякий раз, искренняя попытка ответить на эти вопросы помогает и позволяет, на мой взгляд, найти в любой человеко-ориентированной практике правильный и эффективный ход. Этот ход является, своего рода, золотой серединой между строгим и жестким методом (поэтому часто неэффективным - «операция прошла успешно, но пациент скончался»), отвлечённым от конкретной феноменальной реальности, (например, взаимодействия людей в условиях бизнес-процессов, личной жизни) и ситуацией неопределённости, потенциально богатой путаницей, хаосом и поэтому чреватой той же неэффективностью. Основной сущностный вопрос этой методологии: что значит здоровый, успешный, счастливый человек, живущий в современном мире?

Методология целостного экологического подхода в коучинге и психотерапии основывается на естественных законах жизнедеятельности человеческого организма, личности. Очевидно, что человеку от природы дана способность к саморегуляции и самоорганизации во взаимодействии с окружающим миром и средой. От саморегуляции на биологическом клеточном уровне (метаболизм, регенерация), до произвольной психофизической саморегуляции, самоорганизации на более сложных личностных уровнях (метаболизм и регенерация на эмоциональном, интеллектуальном, социальном, в т.ч. профессиональном, духовном). Основа этого процесса – способность к удовлетворению своих потребностей. Потребностей истинных, а не надуманных или навязанных извне. Такие истинные потребности, как правило, ощущаются глубоко, также как потребность в воде, еде, отдыхе, движении, а их удовлетворение сопровождается глубокой радостью, энергией и наполненностью на разных личностных уровнях (это состояние ещё принято сегодня называть «быть самим собой») - от физического до духовного, где разделение между физическим и духовным весьма условно.

В процессе жизни и социализации эти естественные природные механизмы могут блокироваться и искажаться различного рода «вредностями» - болезнями, эмоционально-психологическими травмами, отвлечёнными и жёсткими мировоззренческими установками на жизнь, в т.ч. запретами, социальными потрясениями, экологией окружающей среды – внутренними и внешними факторами. Процесс адекватного удовлетворения своих потребностей нарушается, сказываясь на физическом, эмоционально-психологическом состоянии человека. При этом, эти нарушения могут не осознаваться их носителем, в значительной степени влияя, в итоге, на качество его жизни. Тем не менее, пока человек живёт и дышит, процессы жизненного метаболизма, регенерации-самовосстановления и самоорганизации продолжаются с разной степенью искажения и интенсивности. Продолжаются, как естественное стремление к удовлетворению основной человеческой потребности - потребности жить и развиваться.

Интенсивность этой жизненной энергии и характер её проявления зависит от совокупности различных врожденных или наследственных (особенности нервной системы, темперамент, др. биофизические данные), а также приобретённых или культурных факторов (характер, воспитание, образование, система жизненных ценностей, профессия). Проявление этой энергии - интенции к удовлетворению человеком своих потребностей не абстрактно, но вполне конкретно. Это стремление каждый миг, так или иначе, им переживается и транслируется вовне, как открытое послание окружающему миру, людям, как скрытое (по разным причинам) и неразрешённое томление. Весь этот процесс имеет  место, в том числе, и в кабинете специалиста. Данная энергия - это эмоционально окрашенное переживание-возбуждение, имеющее глубокий личный смысл для человека. Она может быть выражена словами (значимые мысли, активные вопросы, развернутый рассказ), физическими движениями (жесты, мимика, активные позы, дыхание), прямым выражением соответствующих эмоциональных реакций - своих чувств по поводу той или иной ситуации. То есть, энергия - это активное переживание человеком и выражение им в данный момент глубоко значимой актуальной потребности. С подобным томлением - незнанием и невозможностью его разрешения, неосознанностью многих своих аутентичных потребностей и оптимальных способов их удовлетворения, по сути, и приходит клиент к психологу, коучу, психотерапевту, испытывая очевидную потребность в таком контакте. И это первый важный акцент - акцент на такой потребности в контакте, с которого уже может начаться глубокая работа по осознаванию, оптимальному и адекватному удовлетворению своих истинных потребностей.

Конечно, в лабиринте запутанных и неосознаваемых клиентом собственных потребностей, нарушенной иерархии мотивов (что действительно важно и необходимо, а что второстепенно и искусственно надумано) сразу сложно разобраться (хотя ясно, что практически у каждого человека есть потребность быть счастливым, здоровым и богатым в разных вариациях). Выходом из этого лабиринта становится внимательное наблюдение за тем, что выражает в данный момент клиент, сопровождение этой энергии (понимание, своевременное и адекватное отражение), говорит ли он об этом открыто или проявляет в данный момент в невербальной форме. Это, своего рода, «нить Ариадны». При этом, клиент сам, в известной степени, «вводит» эту потребность-доминанту в поле внимания и контакта, начиная с его первой секунды. Это как очевидный или символический посыл его актуального томления: «Вот – посмотри, что меня заботит! Я не знаю, как об этом сказать! Что скажешь ты?». Это значит что он готов в данный момент к работе с этой открывающейся его частью потребностной сферы.

Для этого иногда достаточно простого акцента - очевидной фразы, сказанной специалистом без всяких спекулятивных и надуманных вопросов, иногда нарушающих личностные границы клиента[5], искажающих уже начавшийся процесс самостоятельного решения им своих задач или самовосстановления: «вас что-то побудило ко мне прийти… (обратиться)». Практически всегда, за этой фразой следует эмоционально заряженный рассказ. В этом «заряде» или энергии проявляется непростая и часто болезненная история удовлетворения человеком своих потребностей в личной жизни, карьере, профессии, бизнесе. Чтобы продолжить этот начавшийся процесс решения своих задач и самовосстановления, необходимо лишь понять какими желаниями и потребностями был озабочен человек, какие чувства за этим стоят. Понять, а затем своевременно (когда у клиента возникнет в этом осознанная потребность!) и максимально адекватно его понятийному аппарату дать понять уже ему самому, что и вы это поняли. «Счастье – это, когда тебя понимают…», а счастливый человек на многое способен и в своей сокровенной личной жизни и в профессиональной.

Адекватное, своевременное отражающее сопровождение специалистом (вербальное и невербальное) этой потребностной энергии (а потребность – это всегда активность, энергия) есть, своего рода,  благоприятное социальное межличностное «поле». В этом поле клиент имеет возможность самостоятельно снять имеющееся напряжение неудовлетворенной потребности, возникшее в его неблагоприятном жизненном социальном поле и сопровождающееся дискомфортом (эмоционально-психологическим, физическим, профессиональным, экзистенциальным). Это и есть комфортное для него и естественное  экологическое пространство, где он самостоятельно тренирует эту свою важнейшую базовую компетенцию (с ней и уходит от специалиста в самостоятельное и более удовлетворяющее жизненное «плавание»). Оно же и зеркало, в котором клиент теперь может сам более спокойно, безопасно, детально и объективно рассмотреть со стороны свои действия, чувства, мысли, поступки, противоречия, «белые пятна» и искажения в самовосприятии, мышлении, почувствовать и осознать другие потребности и понять пути и способы их адекватного удовлетворения.

Сопровождение специалистом вышеупомянутой «энергии» может быть выражено, например, в следующей вербальной форме: "вы рассказали сейчас, как вас взволновало (обрадовало, испугало, разозлило... и т.д.) событие, которое произошло с вами, при этом я вижу, как меняется ваше дыхание при воспоминании этого, навернулись слёзы на глазах, изменился тон голоса, появилась активная жестикуляция изменилась поза, появились новые мысли и другой взгляд на происходящее... Специалист выражает это в тот момент, когда отчетливо видит потребность клиента в таком выражении (его вопрос, направленный на специалиста взгляд с "оглушительным" молчанием, выражаемая просьба-потребность дать обратную связь на сказанное и т.д.) 
Невербальное сопровождение может быть выражено, например, в "настройке" специалиста на своего клиента, который может ничего не говорить, но специалист может чувствовать своего клиента и выразить свои чувства позой, жестом, взглядом, позой, каким-либо возгласом, разделяя с ним, таким образом, его сложное внутреннее эмоциональное состояние и давая тем самым ему необходимую поддержку. Также невербальное сопровождение может выражаться, при выражаемой потребности клиента, в совместном приятном и целительном физическом движении, которое может снять напряжение, дискомфорт и дать необходимый тонус-ресурс для дальнейшей работы.  Благодаря всему этому, клиент получает возможность прожить свои привычные дискомфортные и ограничивающие его состояния, более осознанно, продуктивно и без повторного возврата в них в проблемных обстоятельствах своей деловой или личной жизни.

Снятие напряжения в состоянии клиента, с одной стороны (повышение уровня адекватности и хорошего самочувствия), с другой - профессиональное сопровождение этой энергии специалистом позволяет сделать этот процесс также максимально адекватным и эффективным. В этом случае, максимально снижается риск  попадания в «методологическую ловушку» удовлетворения неотрефлексированных, неосознанных, неадекватных амбиций клиента с высокими уровнем притязаний и недостаточными потенциями для их достижения. Снижается риск удовлетворения его нездоровых потребностей, от которых он зависит так же,  как наркотически зависимый человек от очередной дозы. В таком процессе и происходит естественный, последовательный, своевременный, осознанный и поэтому безопасный для клиента процесс самопонимания. Происходит понимание и тренинг самоорганизации и саморегуляции в настоящем моменте жизни. Проводится анализ и извлечение уроков из событий прошлой жизни, возникает мотивация, драйв и ясность в построении адекватных и пластичных моделей своей будущей жизни. Каждый раз и с каждым клиентом в такой работе, по сути, и проявляется универсальный закон регенерации и самоорганизации в последовательной селекции своих истинных потребностей и понимании способов их разрешения. В т.ч., за пределами кабинета специалиста, чего бы эти потребности ни касались, здоровья, личной жизни, профессии, карьеры, бизнес-деятельности.

В условиях такого взаимодействия у клиента и развиваются базовые личностные компетенции, по сути дающие возможность сделать правильный внутренний выбор и успешно развиваться в любой области человеческой деятельности.  Формируются более глубокая осознанность и эмоциональный интеллект, психофизическая саморегуляция и стрессоустойчивость, интуиция и более глубокое восприятие окружающего мира, мотивация и драйв, способность ставить цели и эффективно их достигать, предприимчивость и умение усваивать нужную информацию (обучаемость), эффективные коммуникации и умение работать в команде, управленческие навыки и способность распоряжаться своим временем, оптимальное поведение в ситуации неопределенности, креативность и инновационное мышление…

В этом и заключена сила и "экономичность" такого подхода. Такой подход, в тоже время, может дать и другие важные неспецифические позитивные эффекты, касающиеся уже в целом психофизического здоровья человека, его повседневной личной жизни, ощущения её вкуса и наполненности.

В этом смысле, эффективный коучинг и психотерапия – это внимательное и включенное наблюдение специалистом выражаемой клиентом потребности и сопутствующих ей переживаний и состояний (чувств, мыслей, действий), наиболее адекватное их понимание и адекватное сопровождение. В таком контакте становится всё меньше различного рода "правильных" спекулятивных вопросов, несвоевременных (и поэтому опасных для клиента) спекулятивных интерпретаций происходящего. В таком контакте становится всё меньше "самых эффективных" и не менее спекулятивных методик, нарушающих часто «зону ближайшего развития» клиента, вызывающих порой у специалиста и его клиента излишнее и неоправданное напряжение, заставляющих отвлекаться от настоящего процесса взаимодействия, где происходит решение глубинных задач, искажая его и снижая, тем самым, его эффективность. В таком взаимодействии становится всё больше глубокой и творческой синергии между специалистом и его клиентом, где с естественной скоростью разворачивается потрясающее по своей феноменальной глубине, событийности, разнообразию и богатству действие (иногда внешне не яркое), в котором последовательно переплетаются биологические, эмоциональные, интеллектуальные, социальные, профессиональные, духовные интенции и стороны человеческой жизни.

Именно этот новый опыт, естественным образом и переносит клиент в свою повседневную жизнь и работу, за пределы кабинета специалиста. Именно, на основе этого нового опыта, человек начинает более успешно адаптироваться и двигаться в разных направлениях своей жизни, имея уже собственный навигатор и решая самые разные задачи. Здесь коучинг и психотерапия сходятся в одной точке, образуя целостную универсальную междисциплинарную практику сопровождения клиента, опирающуюся на естественную человеческую потребность в многогранном развитии и таком же многогранном удовлетворении своих истинных потребностей. Все меньше директивности, оценочности, спекулятивности, но больше настоящего и глубокого контакта между специалистом и клиентом. Впрочем, это уже далеко не только будущее, но и наступившее настоящее в психологической практике, в частности в области бизнеса, экономики, управления, а также в области человеческого здоровья, образования. По сути, речь идет о становлении и развитии самостоятельной отечественной школы и нового метода консультативной и тренинговой работы с руководителями и персоналом компаний.

Пример №1 из практики индивидуального экологического коучинга (практики сопровождения):

Клиент – руководитель одной из крупных государственных организаций. Первичный запрос «работа с публичным лицом». Проблема заключалась в том, что часто в разговоре с кем-либо и, особенно в процессе публичных выступлений, в том числе и по телевидению он совершал непроизвольные движения плечом, что его беспокоило и стало, собственно, запросом на индивидуальную работу (фрагмент одной из первых встреч, воспроизводится по памяти).

Консультант: Похоже, эти движения не всегда присутствуют, сейчас я этого не вижу…

Клиент: Да, сейчас другая обстановка, и я спокоен… (улыбается, затем взгляд несколько отводит и задумывается, минутная пауза, взгляд на консультанта)

Консультант: Обстановка, где начинаются эти движения, отличается от той, что здесь, где вы в спокойном состоянии…

Клиент: Конечно, здесь только мы вдвоём, при этом вы внимательно слушаете меня и пытаетесь помочь

(более удобно располагается в кресле и внимательно смотрит на консультанта, улыбается)

Консультант: Ваше состояние и настроение сейчас другое - спокойное и нет никаких «лишних» движений, и вы видите, что моё внимание направлено на вас…

Клиент: (собираясь в активную позу, опираясь локтями на колени, пальцы «в замке», практически не моргающий взгляд на консультанта,) Да, но я иногда чувствую какое-то беспокойство при публичных выступлениях или разговоре с человеком, который откровенно как бы «давит» на тебя взглядом или какими-то фразами, как недавно на заседании Госдумы, я разговаривал с одним таким…, ко всему ещё у меня начинаются эти движения, совсем становится не по себе… (речь в начале фразы ритмичная, чёткая, к концу более сбивчивая и вялая, хмурится, взгляд отводит в сторону, непроизвольно совершая движение плечом)

Консультант: Ситуация публичного выступления и разговор с человеком, который как бы «давит» заставляют вас беспокоиться, в этот момент и появляются непроизвольные движения, как сейчас…

Клиент: Да, когда нервничаю, когда не уверен в себе, не всегда знаю, как отреагировать, когда на мне лежит большая ответственность, если я выступаю с докладом, например…(произносит с энергией в голосе,  громко, эмоционально, глядя в глаза, речь чёткая, активная жестикуляция, сопровождающая перечисление проблемных ситуаций, в которых проявляются непроизвольные движения, сами непроизвольные движения, при этом, отсутствуют)

Консультант: (после некоторой паузы) Похоже, когда вы говорили сейчас о ситуациях, где проявляются эти движения, самих движений не было …

Клиент: Да, я чувствую какую-то внутреннюю активность, энергию…, просто знаю, о чём говорю!

Консультант: (сидя, в активной позе, подавшись вперёд, взгляд обращён на клиента, пауза…)

Клиент: (быстрый взгляд на консультанта, затем быстро отводит взгляд в сторону, как будто бы его «окликнули» и, после некоторой паузы) - Я в первый раз наиболее отчётливо понял, что в этом состоянии у меня нет никаких движений…

После осознания клиентом очевидной связи непроизвольных движений со своими «негативными» и «позитивными» эмоциональными состояниями, акцент в восприятии им своей проблемы сместился на эти состояния. Работа была направлена, таким образом на развитие его способности к эмоциональной, психофизической саморегуляции в сложных для него обстоятельствах и проводилась в двух взаимосвязанных направлениях: 1. психотерапия негативных эмоциональных состояний; 2. тренинг развития психофизических навыков и компетенций. Выбор того или иного направления был обусловлен состоянием клиента и его актуальной потребностью «разобраться в себе» или развить определённые способности. В первом случае был применен метод экологической психотерапии психосоматических расстройств, во втором - экологический стресс-менеджмент, включающий восточные дыхательные и двигательные практики. Оба метода являются взаимосвязанными составляющими интегрального метода «практика сопровождения» (индивидуального и корпоративного клиента). Наблюдение консультантом поведения клиента в ситуации очередного публичного выступления, «обратная связь» некоторых его коллег, субъективная оценка своего состояния им самим дали основания говорить о значительных позитивных переменах.

Пример №2

Ниже, по видеозаписи, воспроизводятся объемные фрагменты протокола индивидуальной сессии, построенной также, главным образом не на вопросах специалиста, но на «своевременных отражающих акцентах». Клиент – молодой мужчина, менеджер кинопрокатной компании. Его рабочий запрос на коуч-сессию касался «незнания что предпринять в конфликте со своим руководителем, который активно привносит свою личную жизнь в рабочий процесс, чем нарушает его». В этой работе последовательно разворачивается внешняя и внутренняя картина сложившейся проблемной ситуации в его отношениях со своим руководителем, а также процесс внутренней работы клиента, давший ему интенсивные (за счет внутренних ресурсов) способы разрешения проблемы:
Конс-т: Я понял, что конфликт, как вы сказали, связан с тем, что ваш руководитель активно привносит свою личную жизнь и настроения в работу, из-за чего она нарушается.
Кл-т: По началу проблема была между нами двумя. Что не так сильно меня беспокоило, потому что -  ну… личное и личное. Я выполняю поручения руководителя. Руководитель дает мне поручения, я их делаю, все работает. Это мой непосредственный руководитель. У нас отдел. Дальше – чем дальше развивались отношения, тем сильнее вовлекалось в это все бОльшее количество сотрудников других. Сначала из нашего отдела, потом начались другие отделы, т.е. по сути, коллектив начал биться на два лагеря – кто «за» руководителя, и кто «за» меня. В итоге появились «любимчики», появились «не любимчики», и очень сильно стал тормозиться весь рабочий процесс, как раз из-за того, что определялся не потенциальный бенефит, который мы получим от контракта, а кто ведет контракт. Если это любимчик, то ему конференции, если не любимчик, то всячески тормозим процесс.
……………………………………………………………………………………………………………..
Конс-т: Вы сказали, начали развиваться отношения с ним. И по ходу развития увеличилась, усилилась, определилась ваша конфронтация. Ваше негативное отношения к тому, что он привносит эти личные истории.
Кл-т: В итоге процесс мы убиваем на корню, и он никуда дальше не развивается, потому что один отдел без другого функционировать не может, у нас общая цель у всех, одна, всегда конечная и по-отдельности мы не можем… Но как раз из-за того, что в том отделе нет человека, который был бы любимчиком, с ним мы работать не можем.
Конс-т: Я понял. Что в результате конфликта противостояния страдает бизнес-процесс.
………………………………………………………………………………………………………………
Кл-т: У нас как раз работа связана с тем, что просто механический труд ни к чему не приведет. Это глупость. Нам наоборот нужно всегда придумывать какие-то новые решения, без них ничего не получится. У нас видео-портал, где мы покупаем права на кино и, допустим, дальше показываем все эти фильмы. Но просто так их показать, это полная глупость, это получается обычный магазин. Поэтому нам обязательно нужно иметь какие-то идеи по продвижению товара, чтобы люди пришли именно к нам, чтобы у нас режиссер поучаствовал в каком-то ролике. Получается, что нам обязательно нужно дополнительные какие-то идеи.
Конс-т: Просто магазин, витрина или лоток – это не ваша история. Вам нужны еще какие-то дополнительные креативные вещи, чтобы продукция ваша нормально продавалась……….. Но если я работаю…….., как обычно я работал, включался, проявлял инициативу, креативил и т.д., - я получаю по голове.
Кл-т: Да. Я вижу, что процессы тормозятся очень сильно. И они тормозятся по одной причине, это я вижу прекрасно. Эта причина – конфликт между мной и моим руководителем. Я пытался и пытаюсь решить конфликт. Т.е. я очень неконфликтный человек по природе. Поэтому я пытаюсь его сглаживать всегда. Я вижу, что настроение у другого человека часто меняется. Т.е. в один день оно может быть прекрасным, видимо это связано с чем-то, что как раз много личного из дома приносится, а в следующий день – мы можем даже не здороваться. Мы можем прийти, сесть (мы сидим напротив друг друга) и не общаться вообще, общаться только письмами. Включая все просьбы, все задачи и ответы на них, исключительно в письменном виде. Я пытался довольно долго, т.е. сейчас я понял, что это бесполезно.
…………………………………………………………………………………………………………….
Конс-т: Я понял. Подстраиваетесь. Сглаживаете. Вы как-то терпите, я так понимаю. Идет какое-то усилие над собой, но до какого-то предела.
Кл-т: Потому что дальше, это как чаша, которая наполняется, потом она начинает переливаться и влияет уже на мою личную жизнь. Чего мне совсем не хочется, и я точно не хочу смешивать конфликт на работе с одним из сотрудников со своей личной жизнью, чтобы конфликт распространялся на моих близких…
……………………………………………………………………………………………………………...
Кл-т: Это замечают все. Т.е. сразу все спрашивают: «что у вас опять случилось?» Потому что сразу вся рабочая атмосфера нарушается, все уже знают. Хотя мы всегда договариваемся, что нужно работать, в первую очередь… Мой руководитель - тоже не глупая, понимает, что все это тоже влияет на выполнение общей задачи. Руководитель – женщина. И она в какой-то момент может настроить себя на правильную волну. Но потом, видимо, опять с ней что-то происходит.
Конс-т: Сейчас прозвучало в первый раз, что ваш руководитель – женщина. Которая привносит в рабочий процесс свою личную жизнь, что вызывает у вас отторжение и негативную реакцию, напряжение, попытки подстроиться под нее.
Кл-т: Это происходит, именно в последнее время и именно в последний год. Мы уже два года как вместе работаем. В первый год отношения были идеальными. Мы постоянно поддерживали друг друга, прикрывали, сейчас все в точности наоборот.  Причину произошедших перемен в наших отношениях я примерно могу себе представить. Мы однажды были вместе в командировке, где она была со своим другом. И мы с ним там подружились. Видимо после этого что-то у них в отношениях что-то поменялось. Может быть, он стал меня поддерживать часто. Видимо в разговорах о нашей работе.
Конс-т: Вы в какой-то степени продиагностировали причину ухудшения отношений с ее стороны по отношению к вам.
…………………………………………………………………………………………………………
Кл-т: Я пытался проанализировать ситуацию и понять в чем причина. Первый год общения был отличным. Второй год – отношения пошли вниз. Я пытался вернуться к исходной точке хороших отношений и, примерно, я ее нашел именно в том моменте.
Конс-т: Сейчас я услышал диагностику конфликта с двух сторон. С вашей стороны прозвучало: мне не нравится, когда мой руководитель, именно этот человек привносит свою личную жизнь в бизнес-процесс. И причина с той стороны, со стороны конфликтующей стороны: возможно я подружился с ее молодым человеком, который стал меня поддерживать. И после этого у нее резко изменилось отношение к вам. Я понимаю, что между вами и ее другом произошел разговор на какую-то тему, в которой вы получили его поддержку.
Кл-т: Понятно, да, когда мы были в командировке, мы каждый день обсуждали какие-либо вопросы, в том числе касающиеся работы и наших отношений с руководителем. Возможно, что он что-то понял и что-то для себя решил относительно этой ситуации.
Конс-т: В разговоре с ним, вы, так или иначе, давали оценку сложившейся ситуации, ее работы, деятельности всей компании. Что касается, непосредственно, вашего руководителя. При этом, он как-то мог передать ей содержание ваших разговоров.
Кл-т: Важно понимать, что конструктивная критика у нас всегда поддерживалась, и мы всегда в лицо друг другу говорили, что ты делаешь не так.
Конс-т: Т.е. если что-то и прозвучало в разговорах с ее другом, то это было, скорее всего, конструктивно.
Кл-т: Да уж. Жаловаться бы на нее я не стал.
…………………………………………………………………………………………………………….
Конс-т:  Проблема пока еще не разрешена, но я увидел вашу усмешку в ответ на мои акценты и услышал фразу, что это обычная ситуация, у вас есть такая рабочая гипотеза относительно причин вашего конфликта…
……………………………………………………………………………………………………………
Кл-т: Да, я уже разговаривал со своими друзьями об этом и понимаю, что ситуация не уникальна. До этого я работал в другом офисе, где тоже было много конфликтов, где всегда был кто-то, кто был чем-то недоволен. Т.е. идеальной компании не бывает. Просто здесь, в первый раз я попал в ситуацию, где я вижу проблему, участвую в ней, но не могу найти способ ее решения. Какой бы способ я не находил пока, он не совершенен – например, я начинаю работать для себя, приходить просто за зарплатой. Уничтожать себя, унижаясь, пытаясь подстроиться, что в конечном счете не ведет к тому, чего бы мне хотелось.
Конс-т:  Условно, ваши попытки решить проблему можно развести по двум полюсам. На одном – ваше недовольство и попытка прекратить вторжение личной жизни начальника в бизнес-процесс, успокоить и поддержать ваших коллег и единомышленников, на другом – пассивная позиция с подстройкой под ситуацию и вашими страданиями от этого в итоге. Т.к. у вас у самого портится настроение, самочувствие, что в свою очередь влияет на вашу жизнь, и личную и профессиональную. Но сейчас, когда мы с вами говорим об этом, вы усмехаетесь, глядя на эту ситуацию.
……………………………………………………………………………………………………………..
Конс-т:  Похоже, вы попали в парадоксальную ситуацию. При всей своей нелюбви к конфликтам и личным разборкам на работе, вы оказались вдруг, по сути, одним из центральных действующих лиц этой конфликтной ситуации, влияющей на вашу работу…………
Кл-т: Да, у меня в личной жизни нет обсуждения такого количества проблем, как сейчас на работе.
……………………………………………………………………………………………………………..
Конс-т:  Если я правильно вас понял, то у вас, похоже, вообще есть какая-то своя определенная позиция по отношению к обсуждению личной жизни.
Кл-т:  Да, я считаю, что это закрытая тема, обсуждение которой может нанести вред рабочему процессу.
Конс-т: Это один из ваших жизненных принципов – отрицательное отношение к обсуждению тем личной жизни, в частности на работе. Это ваша философия. И в данном случае я вижу, что вы столкнулись с человеком, поведение которого полностью противоречит этому вашему жизненному принципу. В какой-то степени это мировоззренческий конфликт между вами и вашим руководителем. Она делает то, что вам представляется неприемлемым………………………..
Кл-т: Да, я не храню ничего не своем офисном столе, что бы мне напоминало о моей личной жизни. На моем столе бумаги, компьютер, калькулятор с телефоном и все. А в сложившейся ситуации тем более.
Конс-т:  У вас очень «строгий» деловой стол. Так у вас устроилось, что смешение деловой и личной жизни – неприемлемо. И это на уровне ваших жизненных принципов.
Кл-т: Тем не менее, я совсем не против встретиться со своими коллегами после работы и обсуждать с ними все что угодно, кроме работы. Иногда мы даже делаем это, ходим в бар, обсуждая какие угодно темы, но только не работу.
……………………………………………………………………………………………………………..
Конс-т: Вы сейчас более обстоятельно, на мой взгляд, объяснили на чем основано ваше негативное отношение к вышеописанному поведению вашего руководителя. Это противоречит вашим принципам и тому, что вы считаете правильным и неправильным. Вы знаете, как поступать в данной ситуации «правильно», четко разделяя свою личную и офисную жизнь.
Кл-т: Это вполне объяснимо. Например, когда наши женщины сбиваются в такие вот группы, и при этом кого-нибудь из этой группы увольняют, они очень болезненно к этому относятся, потому что они теряют не коллегу, а подругу. Кроме того, фактом является то, что успехи в карьере зависят от того, с кем дружит этот человек. Чьим любимчиком он является. При этом любимчики моего руководителя могут работать хуже, чем «не любимчики».
Конс-т: Вы опять же видите в этом негативное влияние на бизнес-процесс и переживаете в этой связи.
Кл-т: Да, вижу. Потому что другой сотрудник, который не является любимчиком, но сохраняет нейтралитет, обижается, злится, что тех, кто работает хуже, отмечают, выгораживают, покрывают. Мне приходится все это выслушивать. В итоге все это опять забирает время рабочего процесса.
Конс-т: Непростая ситуация и в чем-то парадоксальная, на мой взгляд. С одной стороны у вас есть четкое понимание, что привнесение личной жизни в работу нарушает ее. С другой стороны – негативно относясь к этому и не желая этого, вы сами невольно становитесь фигурантом личного конфликта на работе.
Кл-т: Да, получается, что так оно и есть! Но это произошло тогда, когда я перестал соблюдать нейтралитет и сблизился с ее бойфрендом в неформальной обстановке.
Конс-т: Жизнь вам «подкинула» ситуацию, где вы наладили какие-то личные контакты с человеком, который вам стал симпатичен. Возникла естественная человеческая связь, которая повлекла за собой определенные последствия.
Кл-т: Да, последствия, как снежный ком, на который налипали другие люди, события.
Конс-т: Вы попали в ситуацию, где возникли личные отношения и оказалось невозможным это контролировать и провести границу между ними и работой.
Кл-т: Да, я же человек… (смеется)
Конс-т: Вы не робот, вы – человек.
Кл-т: Да, я стараюсь, чтобы не влияло одно на другое, но есть ситуации, где я не могу это контролировать.
Конс-т: Будучи живым человеком вы стараетесь сохранить свое деловое лицо, но не всегда это получается, и границы нарушаются.
Кл-т: Да, я стараюсь соблюдать эти границы, и я понимаю, что когда личная жизнь просачивается в работу, то ничего в этом хорошего нет.
Конс-т: У вас есть опыт того, что когда личное смешивается с рабочим, то это плохо. И глядя через этот опыт на происходящие события в отношениях с руководителем, у вас возникает к этому негативное отношение.
Кл-т: Да, на нескольких предыдущих работах я сталкивался с тем, что обязательно собираются в группы какие-либо люди против других групп людей. И это противостояние часто носит личный характер…., кроме того, я начинаю приносить все это с собой с работы домой, хотя понимаю, что это неправильно. При этом решение этой проблемы дома гораздо сложнее. И из дома я уже не могу никуда убежать. Можно только выпить виски и расслабиться.
Конс-т: Я более четко увидел сейчас ваш собственный внутренний конфликт между тем, что представляется вам неправильным и тем, что с вами с самим происходит, т.е. ваши представления о том, как должно быть, противоречит тому, что происходит с вами в вашей собственной жизни.
Кл-т: Ну, так, наверное, правильно, что жизнь не такая, как я себе ее представляю. Не я же ее сам придумал (улыбается).
Конс-т: Жизнь не такая, как вы себе ее представляете.
Кл-т: Думаю, да (улыбается), я думаю, что у каждого человека есть свои представления о жизни, и каждый ее моделирует в соответствии со своими представлениями, основываясь на том, что он видел, слышал, хотя в реальности может быть все совсем не так.
Конс-т: Вы сейчас сказали о своем субъективном восприятии жизни, которую видите через призму своего прошлого опыта, но которая, как вы сами же сказали, отличается от ваших субъективных представлений.
Кл-т: (улыбаясь) Было бы идеально, если бы жизнь соответствовала нашим представлениям о ней.
Конс-т: Эдакая идеальная картинка наших представлений, которая есть в реальности жизни.
Кл-т: Даже не картинка, а самые идеальные геометрические формы – квадрат, и он не многоугольник. Он не может заиметь еще один угол.
Конс-т: Все четко, предсказуемо, правильно и понятно. Похоже, это ваша особенность в восприятии окружающей жизни.
Кл-т: Я не задумывался до этого. Но сейчас понимаю, что даже в искусстве мне нравятся художники-конструктивисты, в чьем творчестве есть много правильных совершенных геометрических форм.
Конс-т: Я вижу, что вы с улыбкой говорите об этой вашей особенности в восприятии жизни и ее моделировании.
Кл-т: Да, это самоирония, в какой-то степени, позволяет мне до сих пор работать с этим человеком – мои руководителем. Как бы меня не расстраивало и не нервировало то, что происходит, я все равно могу построить процесс так, чтобы мы шли к общей цели.
Конс-т: Потому что в вас есть и другая личностная особенность, которая позволяет не так однозначно и «правильно» воспринимать происходящие события.
Кл-т: Единственное, что меня сейчас смущает и пугает, что если я перейду работать в другой отдел, то конфликт перейдет вслед за мной. «Мои кубики и квадратики перейдут в другую плоскость, но им все равно придется сталкиваться с абстрактной живописью».
Конс-т: Т.е. если вы перейдете в другой отдел со своими кубиками и квадратиками, то история конфликта может продолжиться. Скорее всего это так!
Кл-т: Я так понимаю, что своим кубикам нужно учиться подрисовывать грани новые. Для себя я это уже понимаю, но я не понимаю, почему другой человек не старается поступать так же -  нарисовать для себя какой-нибудь квадратик, который мог бы решить наш конфликт.
Конс-т: У вас нет понимания от чего она себя так ведет и не может «подрисовать себе квадратик». Мы можем попробовать накидать с вами несколько версий того, что с ней происходит и что не позволяет ей изменить свое поведение.
Кл-т: Прежде всего, проблемы личной жизни.
Конс-т: Ну мы с вами провели еще разделение по половому признаку. Что в этом вопросе (обсуждение личной жизни) мужчины и женщины часто устроены по-разному.
Кл-т: Возраст – я старше своего руководителя. И это, я думаю, отчасти влияет. Она младше меня, но ей хочется быть «мамой» в силу своей должности. Но по факту у нее это не получается, т.к. у меня больше опыта. И опыта работы, и жизненного опыта.
Конс-т: Т.е. вы видите себя более опытным профессионалом в своей работе нежели ваш руководитель.
…………………………………………………………………………………………………………….
Кл-т: Я не считаю, что я самый умный, что мои варианты решения – они самые правильные. Я считаю, что должен быть диалог, в результате которого должны вырабатываться правильные решения на основе опыта разных людей. А у нас диалога не происходит, только монолог.
…………………………………………………………………………………………………………….
Конс-т: Конфликт раздувается в ситуации, в которой вы видите, что ваш начальник профессионально менее опытный, младше вас, женщина.
Кл-т: Тем не менее, я часто пытаюсь признать и ее правоту, знания бизнес-процессов, принимаю ее точку зрения. А с ее стороны подобного движения навстречу нет, она ничего не хочет впитывать из того, что говорю ей я.
Конс-т: Похоже у вас сформировалось представление о том, что ваш руководитель какой-то неправильный.
Кл-т: Да, с моей субъективной точки зрения это так. Но думаю, что с ее субъективной точки зрения права она, и многие люди могли бы ее в этой правде поддержать.
Конс-т: Сейчас вы заняли другую позицию в восприятии вашей проблемной ситуации, попытавшись понять точку зрения или правду своего руководителя.
Кл-т: Мне кажется, что мой руководитель – большой индивидуалист и ей трудно принять другую точку зрения.
Конс-т: У вас уже сложилась негативная оценка личности своего руководителя.
Кл-т: Да, это так.
Конс-т: Я понимаю, что этот негатив стал результатом тех противоречий, с которыми вы столкнулись в отношениях с ней на уровне «что такое хорошо и что такое плохо», как правильно поступать и как неправильно, как надо строить бизнес и как не надо. И теперь с этим человеком трудно наладить контакт, что, собственно, и явилось вашим запросом на коуч-сессию.
Кл-т:  При этом я готов налаживать с ней контакт, если она прекратит привносить свою личную жизнь и настроения в нашу работу. Но боюсь, что негатив по отношению ко мне, уже не пройдет. И может перенестись везде, где бы я не работал в рамках нашей компании.
…………………………………………………………………………………………………………….
Конс-т: Вы отследили, что при попытке вступить с ней в контакт, вы рефлекторно вспоминаете прошлые конфликты и это негативно сказывается на этих ваших попытках. Да, это сложно, вспоминая плохое, пытаться наладить позитивный контакт с человеком. Это характерная ваша особенность?
Кл-т: Нет, я не злопамятный, это что-то новое, что стало происходить со мной в последнее время. Поэтому мне очень странно, что сейчас это со мной происходит. Возникают рефлекторно в голове эти мысли, негативные воспоминания. Раньше такого со мной не было никогда, … ещё потому что мое окружение – те, кто поддерживают меня в данной ситуации стараются как-бы подогревать мое противостояние руководителю, если видят, что я как-бы охладеваю в этом конфликте и ищу мира, даже начинают конфликтовать в этом случае со мной.
Конс-т: Лояльное вам окружение, которое втянуто в конфликт требует продолжения противостояния и «справедливой победы», уже даже тогда, когда вы этого не хотите, и получается, что вам иногда приходится уже противостоять своему окружению.
Кл-т: Да, и своему окружению, и ее окружению…
Конс-т: Похоже, вы попали в «окружение»…
Кл-т: (смеется)
Конс-т: Смех сквозь слезы…
Кл-т: Иногда да, иногда сквозь слезы, иногда нет. Есть какие-то в этом положительные моменты, есть резко отрицательные. Но мне нравится работать в этой компании, где у меня есть свои профессиональные цели, и мне не хочется уходить… Сейчас я понимаю, что все же нужно сделать выбор в пользу своей работы здесь, попытавшись наладить с ней отношения, привнеся таким образом часть своей личной жизни в рабочие отношения, понять этого человека. Сейчас я понимаю, что именно в данной ситуации для меня это наиболее оптимальный вариант поведения.
Конс-т: Вы назвали несколько возможных действий, с помощью которых можно изменить ситуацию… Первое, немного изменить свой жизненный принцип, и позволить себе в данной конкретной ситуации привнести часть личных отношений в рабочие.
Кл-т: Пожалуй, порциями я смогу это сделать, не вываливая всю свою личную жизнь в эти отношения, только то, что лично касается нас двоих в этой ситуации… Но сейчас я понимаю, что прежде всего нужно попытаться прояснить причины конфликтного поведения ко мне с ее стороны. В какой-то степени, я стараюсь это делать. Просто не был уверен надо ли…? На самом деле, мы стали с ней больше разговаривать «на равных», при этом никто не знает об этих наших разговорах, никто уже не вмешивается и не участвует, при этом нам удается прояснить многие рабочие и личные моменты.
Конс-т: Вы видите, что такого рода смешение «личного» и «рабочего», когда вы пытаетесь понять друг друга и на человеческом и на рабочем уровне сейчас даже на пользу вашей работе…
Кл-т: Да, я сейчас лучше понимаю ее позицию, и чем она отличается от моей… Я вижу общую глобальную цель компании, она видит свою в рамках своих должностных компетенций. Если я вижу, что мои должностные цели противоречат глобальным, тоя пренебрегу моими должностными целями, потому что я знаю, что это принесет пользу в общем и целом, в том числе и моему руководителю. Ее же позиция – не важно, что происходит в целом в компании, важно, чтобы в нашем отделе было все хорошо.
Конс-т: Получается, что вы смотрите на бизнес-ситуацию более глобально, чем она…
Кл-т: В определенной степени это так, и это вероятно тоже одна из причин нашего конфликта, при этом знает о моей позиции, что она, являясь руководителем не мыслит, как руководитель, а мыслит, как подчиненный, который не берет на себя инициативу…
Конс-т: А у вас получается наоборот – вы подчиненный, который мыслит и иногда ведет себя, как руководитель…
Кл-т: По факту это так… И я понимаю сейчас, что это очень влияет на развитие конфликта. Мне нужно подумать над этим, возможно уйти пока в другой отдел, т.к. если сейчас в сложившейся ситуации и с этими позициями и взглядами на бизнес мы будем сидеть за соседними столами, то это будет сложнее сделать. Кроме того, мы будем видеться реже и разговаривать не только о работе. При этом, мое личное отношение к ее стилю работы не будет влиять на наши отношения, т.к. это не будет касаться меня непосредственно и того бизнес-процесса, в котором я участвую непосредственно с ней вместе.
……………………………………………………………………………………………………………..
Конс-т: В результате такого дистанцирования вы оказываетесь с ней не в позиции ее подчиненного, и вам проще будет наладить с ней диалог.
Похоже, вы сейчас увидели более ясно, какие психологические и организационные действия нужно предпринять, чтобы начать конструктивно разрешать возникший конфликт. Первое, это попытка вести спокойные и проясняющие ваши позиции диалоги не из позиции «я прав, а ты не права», но из позиции «я хочу понять тебя», а также «что мы можем вместе сделать для улучшения ситуации в наших отношениях и, как следствие в рабочем процессе». Второе, возможно на время дистанцироваться и не тереться в одном отделе бок о бок, чтобы снять уже рефлекторно возникающее напряжение и у себя и у окружающих вас людей.
Кл-т: Кстати, наш последний с ней разговор о моем возможном переходе в другой отдел показал, и это заметили все коллеги, что она испугалась. Я полагаю, что она боится потерять меня.
Конс-т: Ваша гипотеза, если я правильно вас понял, о том, что она вас все-таки ценит, как специалиста.
Кл-т: Да, также, как и я ее ценю, потому что у нее есть знания и опыт, которых нет у меня и в какой-то степени мы очень дополняем друг друга в работе.
Конс-т: Я сейчас услышал в первый раз в нашем диалоге, что вы цените друг друга, но это отношение друг к другу, похоже скрыто.
Да, я понимаю сейчас, что открытый разговор об этом мог бы быть первым шагом навстречу друг другу, и это многое могло бы решить.
Конс-т: Насколько сейчас вам стало ясно, что необходимо предпринять для решения конфликтной ситуации?
Кл-т: Мне стало более понятно, какие психологические и организационные шаги можно было бы предпринять в данной ситуации. Я никогда не задумывался о своем поведении так глубоко, хотя бы то, что моя любовь к конструктивизму так связана с моим характером, мышлением, восприятием жизни, поступками вообще. Теперь мне более понятно, как я воспринимаю этот мир. Точнее то, что он не такой как я его воспринимаю я всегда отдавала себе в этом отчет, но я не осознавал его отчетливо, каким образом я его воспринимаю – есть полоса, есть белое, есть черное, все слишком правильно и идеально…
Конс-т: Вы совершили определенную внутреннюю работу, и у вас теперь есть новые открытия на свой счет…
Кл-т: Да, еще к «моим» конструктивистам я добавил бы импрессионистов – несколько ярких, ассиметричных мазков и смелых – что-то полукруглое, большие мазки с большим количеством масла с небольшими мелкими вкраплениями. Это то, что будет очень выгодно разбавлять привычную картину геометрических правильных фигур.
Конс-т: Вы нарисовали новую для себя картину…
Кл-т: Она мне приятна, и я понимаю, что этот запоминающийся образ поможет мне лучше разбираться в других людях, понимать их, потому что этот мой конфликт он не уникальный, такой конфликт есть всегда, потому что люди разные, и то как я воспринимаю определенные события будет всегда отличаться от того, как это воспринимают другие.
Конс-т: Этот образ действительно может помочь вашим коммуникациям с руководителем – приятная картинка, которая дает позитивные эмоции вообще или перед разговором с ней, кроме того, этот приятный образ может отвлечь вас от рефлекторно возникающих в голове воспоминаний о прошлых конфликтах. Похоже, вам удалось найти способы разрешения вашей проблемной ситуации, не покидая свою любимую работу.
Кл-т: Да, спасибо вам большое!

Работа с индивидуальным и корпоративным клиентом сводится, таким образом, к естественному, последовательному, осознанному и самопроизвольному (экологичному - безопасному) поддержанию жизнеобеспечивающей функции личности, которая на начальном этапе уже выражена в потребности обратиться к специалисту и сформулирована в каком бы то ни было виде. В такой работе важно «не затоптать» эту естественную мотивацию, проявившуюся на фоне личного или организационного кризиса или какой-либо другой проблемной ситуации. Собственно, подобное «затаптывание», как правило, имеет место быть в случае, когда активность консультанта значительно превышает активность его клиента в целостном понимании им своей проблемы и собственном стремлении её разрешить.

Кроме того, в приведенном примере достаточно ярко, на мой взгляд, видно, как практика сопровождения клиента (экологический коучинг) может выступать в качестве обучающего пространства, в котором формируются и развиваются фундаментальные компоненты деловых коммуникаций. напрямую влияющие на их продуктивность. Условно я классифицировал бы эти аспекты по четырем основным составляющим:

1. Интеллектуально-рациональный компонент (информация, передаваемая партнерами по коммуникации друг другу – «предмет обсуждения», а также характер и стили их мыслительной деятельности, способность продуктивно обходиться с этой информацией, опираясь на баланс между последовательно-логическим - структурированным и ассоциативно-спонтанным подходом к обсуждению, на «вербальный интеллект», а также способность оперировать образами, метафорами);

2. Эмоционально-аффективный компонент (эмоции, переживания - сложные чувства, возникающие в процессе коммуникаций в ответ на обсуждаемую информацию, собеседника, характер, время и место обсуждения, а также способность продуктивно обходиться с этими переживаниями, опираясь на «эмоциональный интеллект»);

3. Телесно-физиологический – психосоматический компонент (ощущения в теле и физические состояния, возникающие в процессе коммуникации, в том числе, в связи с эмоционально-аффективными реакциями, продолжительностью и особенностями пространства коммуникаций, а также способность продуктивно обходиться с этими реакциями и состояниями – «телесно-двигательный интеллект»);

4. Ценностно-этический компонент (жизненные принципы собеседников – установки, самовосприятие, отношение к жизни, людям – «картина мира», способность воспринимать «иную» позицию, «другое» мнение, а также способность продуктивно обсуждать возникающие противоречия в процессе коммуникаций, опираясь на «социальный интеллект»).

Таким образом, Практика сопровождения индивидуального и корпоративного клиента (экологический коучинг) - новый отечественный метод, разрабатываемый в русле целостного экологического подхода. Он дополняет традиционный коучинг практическим психологическим знанием и продолжает традиции феноменологического подхода в науке (Э.Гуссерль), клиенто-ориентированного (К.Роджерс) и других подходов в психотерапии, культурно-исторического подхода в психологии (Л.Выготский). Опора на достижения современной отечественной и западной психологии позволяет освободиться в работе коуча от буквального «пересказывания» западных подходов и школ коучинга. Специалист, находящийся «внутри» социума, этноса может более точно понимать и ощущать его специфическую культуру, историю, национальные психологические особенности людей и поэтому потенциально способен занимать более продуктивную (понимающую, адекватную и экологичную) позицию, по сравнению с «западным» ракурсом в работе с клиентом в условиях российского бизнеса.

  Основные принципы Практики сопровождения индивидуального и корпоративного клиента
   (они же являются отличительными чертами подхода и метода):

  1. Принцип «витализма и самонавигации» - поддержание жизненного драйва-энергии клиента, развитие его осознанной мотивации и её конструктивной направленности;
  2. Принцип «аутентичности» - сведение к минимуму субъективное искажающее воздействие специалиста и его метода на процесс уникального индивидуального развития и решения клиентом своих задач;
  3. Принцип «зоны ближайшего развития» - соблюдение последовательного и поэтапного развития с естественной природной скоростью;
  4. Принцип «системно-импровизационного баланса, пластичности и креативности» (формирование алгоритма поведения в ситуации неопределённости;
  5. Принцип «интенсивных и экстенсивных коммуникаций» - организация в коммуникациях с клиентом баланса между самостоятельным развитием его внутреннего потенциала и внешними средствами развития;
  6. Принцип «наблюдения, исследования и понимания» - детальный и безоценочный сбор информации и выявление закономерностей поведения и деятельности клиента;
  7. Принцип «феноменологического подхода» - инициация коуч-процесса с любой заявляемой проблемной зоны, без создания специальных рамок и жёстких правил взаимодействия с клиентом;
  8. Принцип «адекватной трансляции» - обработка информации, время, способ и форма её подачи – оптимальной обратной связи;
  9. Принцип «трансмутации» - готовность клиента к быстрым качественным изменениям в синергийном взаимодействии со специалистом;
  10. Принцип «экономичности» - минимальное воздействие специалиста при совместном решении с клиентом его задач, способствующее максимальному результату – «гомеопатический» эффект;
  11. Принцип «регенерации» - возможность терапевтической работы с деструктивными аспектами личности и организации;
  12. Принцип «полимодальности» - контакт с феноменальным материалом во взаимодействии с клиентом в различных вербальных и невербальных модальностях – интеллектуальной, эмоциональной, телесно-двигательной, социальной, энергетической;
  13. Принцип «полихроничности» - работа с клиентом в различных временных контекстах - события, состояния, связанные с будущим создание пластичных моделей будущего; настоящим - способность быть в процессе и моменте "здесь-и-теперь"; прошлым - способность освобождаться от груза прошлого, извлекать уроки и опираться на положительный опыт;
  14. Принцип «эффективности и вариативного эффекта» - получение конкретного результата работы как в процессе непосредственного взаимодействия с клиентом – ситуативного эффекта, так и по его окончании – отсроченного эффекта, разделение между ситуативным, иногда временно неустойчивым эффектом и устойчивым долговременным результатом - эффективностью;

[1] В.А.Росов, Вернадский и русские востоковеды, С-Пб, 1993, с.121.
[2] Если под продуктивностью понимать развитие человека в самом широком смысле слова, в том числе профессиональное и личностное, способность найти СВОЁ дело и развиваться в нём, а не способы стремительного продвижения в карьере и выколачивания денег из всего, что подвернётся (хотя для многих сегодня именно это и становится «своим делом»).
[3] А.Андреев, Мир Тропы, очерки русской этнопсихологии, С-Пб.,1998.
[1] В.А.Росов, Вернадский и русские востоковеды, С-Пб, 1993, с.121.
[2] Если под продуктивностью понимать развитие человека в самом широком смысле слова, в том числе профессиональное и личностное, способность найти СВОЁ дело и развиваться в нём, а не способы стремительного продвижения в карьере и выколачивания денег из всего, что подвернётся (хотя для многих сегодня именно это и становится «своим делом»).
[3] А.Андреев, Мир Тропы, очерки русской этнопсихологии, С-Пб.,1998.
[4] В. Можайский, Психология целостного опыта, Симферополь, Таврида, 1998г. В. Можайский, Психология целостного опыта, Симферополь, Таврида, 1998г.
[5]"личностные границы" - ощущение человеком безопасности и комфорта в своем личном пространстве мыслей, чувств, физическом состоянии. Нарушение границ, как правило, происходит в ситуации манипуляций - психологического насилия - навязывания со стороны чуждых, сложных, непонятных, неотрефлексированных им и несвойственных индивиду мыслей, идей, принципов, поступков. Происходит это также в ситуации сильного эмоционального воздействия на человека (через страх, злость, обвинение и др.), вызывающего у него субъективный эмоционально-психологический дискомфорт, негативные эмоции. А также в ситуации физического воздействия, вызывающего устойчивый физ. дискомфорт, боль, болезнь.

 

 
Яндекс.Метрика